Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1112
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

 • Предположительный способ нейтрализации противника или противников.
 • Обоснованность применения оружия.
 • Использование тактических особенностей «театра военных действий».
 • Тактические ограничения при подавлении противника. Психическое подавление, травмирование или уничтожение?
 • Первые показания и алгоритм действий при задержании вас и ваших противников, правовая сторона вопроса.
 • Доврачебная помощь в случае…
 Отработав данный пакет задач, надо оставить его в голове с определенным названием, ну, скажем: «Пьяные дяди в парадном».
 В реальном случае, который вполне может приключиться в парадном, могут измениться персонажи и возникнуть новые незначительные тактические ограничения, а так вся задача уже продумана, план действий имеет достаточно законченный вид. Этот план выполняется сразу после принятия решения о подавлении противника. Не может быть никаких сомнений в правильности решения – все, оно принято, теперь до конца!…
 Вы спросите: а вдруг этим дядям просто захотелось слегка развлечься? Крови они и сами до смерти боятся, может быть, имеет смысл их не калечить в данной конкретной ситуации?
 Позвольте уточнить: а как именно вы узнаете, что именно им хотелось? Неужто попробуете? В том-то и дело, что у данной ситуации есть степень серьезности, а у этой серьезности есть косвенные признаки. Как раз их я и пытаюсь опознать, запомнить и выработать предварительно систему подавления. Если вы внимательно прочитаете то, что я тут накропал, то обратите внимание на «тактические ограничения».
 Как уже писалось, можно думать и полчаса, но есть вероятность, что вашу задумчивость потревожат ударом бутылки по голове. Размышления в бою смертельно опасны, и я уже достаточно много говорил об этом, но принятие решения о подавлении агрессии не может приниматься необоснованно, хотя бы во избежание возможных ошибок.
 Какой из этого выход?
 Да очень простой: тактический анализ типичной ситуации. Выявление определяющих признаков и есть цель этого анализа. То есть проводить анализ, выявлять признаки и размышлять о формах и «глубине» подавления супостата мы должны заранее, а при возникновении самой ситуации заниматься только визуальным контролем обстановки и выявлением «ключей» для принятия решения на подавление. Это быстро, коротко, надежно и во много раз уменьшает возможность ошибки.
 Дело в том, что мои сценарии будут, скорее всего, строиться на именно моих знаниях и умениях, прикладном опыте и, самое главное, на технических предпочтениях. Но ваша цель состоит вовсе не в том, чтобы выяснить, как Кочергин убьет врага в случае чего, а в том, чтобы самостоятельно и методически грамотно подойти к проблеме предварительной прикладной подготовки. Любая моя находка, более того, мое удачно завершенное подавление в конечном итоге начнет мозолить вам глаза, отвлекая от столь болезненных и крайне важных собственных решений, основанных, скорее всего, на подсознательном анализе личного опыта, пускай даже пятилетней давности.
 Одно могу сказать точно. Не пытайтесь сделать «на улице» то, что еще никогда не делали хотя бы в зале. В идеале ваш арсенал должен состоять из приемов, хотя бы раз принесших вам победу. Это ваш бесценный капитал, он с вами до гробовой доски, его даже пропить будет сложно, потому что ваш, потому что достался вам в бою, пусть даже спортивном, но бою, где перед вами был реальный противник, и он реально рухнул.
 Что толку от того, что я буду рассказывать о методах сближения и контроля дистанции при подготовке атаки головой, если вы ни разу не видели, как зубы высыпаются и нос трещит от этого удара.
 Самый верный путь – свой!
 Знаете, как определить, что ты действительно чего-то добился в прикладной подготовке? Это становится ясным, когда ты даже не имеешь представления о том, что будешь делать в следующую секунду, но точно знаешь, что делать не будешь, и уверен в том, что в схватке отдашь все силы и умения без остатка. Это и есть мэцкей сутеми – тотальная решимость идти до конца.
 Вы боялись в детстве уколов? Вот именно, что да! А сейчас почему не боитесь? Что, собственно, изменилось? Да прежде всего то, что теперь вы знаете, что такое, скажем, дантист или как болит пробитая голова. Да мало ли что – просто вы не раз переживали гораздо более сильные и неприятные ощущения.
 Проведите-ка очень простой эксперимент. Зажмите один палец в тиски и потихоньку закручивайте, а второй колите иголкой. Вопрос: на какое ощущение вам будет плевать? Правильно: на слабейшее. Вот так и с негативными психическими состояниями. Чем больше опыт их преодоления, тем менее вероятны состояния ступора или паники. Вот только не следует забывать о том, что ощущения следует обновлять. Даже высококлассный боец после приличного перерыва начинает моргать на удар.
 Если бы страха как проявления инстинкта самосохранения не было, то мы бы вымерли, потому что не соизмеряли бы опасность и свое поведение. Страх в подавляющем большинстве случаев неосмыслен и безусловен. Так вот, этот самый страх следовало бы даже выдумать, хотя бы для того, чтобы научиться его преодолевать волевым путем и уберечься от фатальных глупостей.
 Как относиться к опасности? Этот вопрос наверняка стоит перед каждым вменяемым человеком, так как более или менее опасные ситуации окружают нас постоянно. Если вы думаете, что я сейчас опять затяну свою любимую арию про мэцкей, то ошибаетесь. Не затяну. Однажды я услышал совершенно гениальную формулировку: «Если боевая подготовка не похожа на игру, то это плохая боевая подготовка». А невеселых игр не бывает, если, конечно, это не игры на деньги.
 В этой связи хочется продолжить логическую цепь и сделать совершенно определенный вывод: к трудностям и опасностям следует относиться весело. Именно так: по-идиотски ВЕСЕЛО! Весело драться, весело получать по физиономии, весело зашивать рассечения, с юмором относиться к потенциальным и реальным противникам. Это не исказит и не уменьшит реальной силы соперника, но позволит избежать нагнетания внутреннего напряжения перед боем, каким бы важным он ни был. В конечном счете как мы относимся к проблеме, так мы ее и решаем! И здесь важен именно ваш индивидуальный подход. Хочешь – ядом дыши в окружающую среду, хочешь – радуйся до слез возможности сражаться. Не важен процесс – важен результат!
 Давайте попробуем разобраться, для чего рождаются мужчины. Знаю-знаю: чтобы на дорогих машинах кататься. Но вот честно подраться, получить в морду или набить ее супостату – это же весело! Вы попробуйте это понять и тогда почувствуете, что в этом есть здравый смысл, задача из мрачновато кладбищенской превращается почти в приключенческую! Хотя это вовсе не означает, что снижается степень самооценки или исчезает ответственность при принятии решения. Попробуйте – это же весело!
 Я ведь предупреждал вас о том, что писать буду как умею, да? Вот так и пишу, часто повторяюсь, особенно если речь идет о важных вещах. Повторю еще раз: практически всегда не бежать – рациональней, чем бежать. Все разговоры на тему изматывания противника бегом несерьезны, даже если это касается дамы. В любой ситуации важны причинно-следственная связь, мотивации и ролевая игра. Если вдолбить себе в голову, что никто не смеет делать то, что вы не разрешите, то и раздражение по поводу хамского поведения будет более чем уместным и действенным. Даже насилуют чаще всего девиц, уже заранее изрядно перепуганных. Страх – это первый шаг к беде.
 Да уж, мне, лысому и толстому дяде, хорошо говорить. Пацаны на пляже ко мне не пристают – это верно. Но все-таки попробуйте прежде всего провести предварительный ментальный тренинг: проиграйте ситуацию, вплоть до фраз и жестов – но в голове, а затем уже на природе, глядя на приближающихся ребят, повторите все, глядя в их сторону.
 При разговоре избегайте быстрой речи и высоких интонаций, каждое слово должно быть словно гиря, а взгляд направлен мимо объекта, всем видом демонстрируя спокойное пренебрежение.
 Поможет это вам или нет? А откуда я знаю, если это все на восемьдесят процентов зависит от того, кто именно и как говорит и кто именно отвечает.
 Пардон за прямоту, но вам знаком такой предмет, как тактика? Если не вполне, то я уточню, что доминирующим действием, приносящим победу, является атака. Вы скажете: можно атаковать, отступая. Да, знаю-знаю, есть куча примеров в военной истории, где хитрость отступления вполне побеждала тупость наступления, да хоть бы Кутузов, например, под Москвой. Но я в который раз спрошу вас!
 Кто вам сказал, что вы бегаете быстрее сразу всех противников?
 Кто вам сказал, что у них нет огнестрельного оружия, куска трубы, камня, способных полететь вам в спину?
 За сколько секунд вы обычно вырубаете набегающего противника и с каким временным интервалом противники обычно бегут друг за другом?
 Единственный способ поменять ролевую установку сводится к тому, чтобы напугать противника не стереотипным поведением, а именно желанием драться! Самый простой способ заставить мчаться за вами пятнадцатилетних пионеров – это испуганно припустить от них.
 Не готов давать советы, да и с какой, собственно, стати? Я всего лишь говорю о том, как поступил бы сам. Только вперед с криком «банзай» или, на худой конец, «ни шагу назад!». И это не тупая бравада, а реальные факты из жизни, позволяющие мне до сих пор… скажем, писать в этой книжке всякие напыщенные гадости.
 Если вы моряк, то ваша подружка неминуемо морячка. Если вы «драться не умеете, но очень любите», то вполне логично провести инструкторско-методические занятия с прекрасной половиной на тему: «Это должен знать каждый». Пусть она усвоит элементарные вещи, перечисленные здесь по пунктам.
 1. Милая дама никогда не лезет в драку – даже разнимать.
 2. Милая дама в идеале отходит на пару метров от обожаемого спутника при первых признаках любой агрессии.
 3. Она никогда не бежит и не орет. Догоняют именно то, что орет и бежит, иногда в это даже стреляют.
 4. Милая дама, случайно встретившая вас на улице, не кидается радостно вам на шею, если вы делаете вид, что ее не узнаете. Она понимает, что вы просто не хотите привлекать к ней нежелательное внимание.
 5. У милой дамы всегда что-то лежит в сумочке, и это что-то она держит в руке, а руку в сумке, пока ее герой дубасит супостатов.
 Странно, но у меня лично присутствие очаровательных «слабых звеньев» только усиливает агрессивные проявления.
 Самые жестокие палачи НКВД были женщины, да простят меня милые дамы. В бодигардинге женщина, работающая «на первом номере», принимает решение открыть огонь на поражение гораздо быстрее и аргументированнее любого мужчины. Вы когда-нибудь видели настоящую женскую драку? Это же просто ужас!
 Все это сказано мной лишь с целью уяснения концепции и направленности психической подготовки при отработке противодействия женщины реальному нападению. У женщины (и это совершенно очевидно) существует комплекс неполноценности по отношению к более сильному и первичному во многих отношениях мужчине. Именно поэтому, уж если женщина принимает решение сопротивляться, стрелять, резать и т. д. (видимо, я выражаюсь несколько брутально), она делает это с максимальной жестокостью, а это, в свою очередь, как раз и является основным требованием, предъявляемым при обучении подавлению любой алармовой ситуации. То есть побудительный мотив самообороны в полной мере заложен в каждой даме, располагаясь где-то внутри женской ранимости и беззащитности. Дайте даме реальное оружие самообороны, и…
 Эй, ну, где там эти маньяки?…
 Ладно – ждал, что спросите, но так и не дождался. Сам скажу, что есть принцип отражения и принцип сокрытия.
 Если человек досаждает вам так, что вы чувствуете дискомфорт, поставьте перед собой воображаемое зеркало, направленное отражающей поверхностью на этого типа. Сразу после любого неприятного контакта следует попасть под проточную воду – в душ, например, но не стоит забывать о том, что вода – мощный энергоноситель, так что никаких горячих процедур. Вода только холодная! Какая прелесть – с морозца в январе под ледяной душ.
 Второй способ жесткий – я никогда им не пользовался. Если противник явный и агрессивный, зашейте его в воображаемый кожаный мешок. Да, непроницаемый черный кожаный мешок… Толстыми серыми нитками через край… Затем не забудьте распороть эту упаковку и попросить прощения у того, кто там оказался.
 Данные методы совершенно не доказаны и прокатывают явно не со всеми, более того, я считаю их буквально демоническими и сам не пользуюсь, но лучше знать и не применять, чем не применять, потому что не знаешь.
 Ненависть и страх идут рука об руку везде, где налицо реальная опасность… И это, видимо, нормально. Убеждать человека не поддаваться этим порочным чувствам – все равно, что запрещать ему вздрагивать в случае, когда рядом с ним в кустах вдруг выстрелил гранатомет РПГ-7. Ваши советы наверняка будут признаны логичными, но у того, кто их получил, не будет никакой возможности ими воспользоваться.
 Ваше право ненавидеть врага или воспринимать его как «цель», но дело в другом. Как только ненависть становится побудительным мотивом, так сразу вы перестаете быть хозяином своей головы. Профессионал не имеет права на горячую голову, хотя никто не вправе запретить ему иметь горячее сердце. Знаете, как определить настоящего солдата? У него скучные глаза, никакого огня наружу – все внутри. Такой и выживет, и задачу выполнит, а у кого «буря мглою небо кроет», у того вероятность ошибки выше раза в два, а то и в три.
 Нет, это я не умничаю, а всего лишь делюсь увиденным.
 Профи в нашем случае не тот, кто получил деньги за чью-то отнятую жизнь. Это тот, кто выжил, причем не важно где – на улице, в бою и т. д. А ненависть…
 Есть такой анекдот.
 Интеллигентному грузину поручили зарезать поросенка, а он начал его хлестать ладошкой по морде.
 – Биджо, ты что делаешь? Зачем свинью мучаешь?
 – А пусть он мне ответит, а то я как-то стесняюсь просто так резать.
 Выживать и бороться за жизнь без ярости нельзя, но ненависть слишком уж долгоиграющая и нестабильная мотивация. Деланно жестокие люди, как правило, просто трусы. Тот же гениальный (без кавычек) Майк Тайсон признавался, что до жути боится своих крупных противников, вот и торопится их уложить в первые пять минут.
 Нет, я никого ни в чем не упрекаю и не читаю нравоучений.
 Есть такая собачка – ягд-терьер, немцы, кажется, вывели это чудо. Песик очень напоминает маленького похудевшего ротвейлера. Завидев другую собаку – плевать какого размера, – этот вывих генетики исходит пеной от желания ее разорвать. Причиной этому не ярость, предпосылок для азарта нет в принципе, просто этот карапуз по-охотничьи ненавидит все живое.
 Ягд очень талантливый норный боец, он душит лису или барсука на раз, а затем рвет убитое животное на части, прямо в норе, вытаскивая куски на поверхность.
 Да, ягд замечательный боец – слов нет, но что ему мешает быть настоящим продуктивным охотником? Да безмозглая ненависть к противнику! А вот уравновешенная такса и лисичку задавит, и шкуру не попортит. Если психические процессы, происходящие в башке какого-либо индивидуума, носят крайние проявления, жди беды. Ненависть – это темные очки разума.
 По натуре я белый, почти уравновешенный бультерьер, который ленив настолько, что не знает, что такое ненависть, хотя ярости в нем столько, что хоть анализами торгуй.
 А знаете, какой самый неприятный сценарий развития силового конфликта? Да тот, который начинается с фразы: «Пошли выйдем!» Благородный хулиган приглашает вас померяться всем, что можно измерить, бить его внезапно как-то неудобно, но не стоит забывать нескольких простых вещей.
 • Противник может быть вооружен, и выход из помещения, скорее всего, ему необходим для незаметного извлечения оружия.
 • Он может быть не один, и на улице вас ждут его веселые друзья.
 • Никто не станет гарантировать, что это не похищение со столь интригующим сценарием вводной части.
 • В случае «нечаянного» и серьезного повреждения противника у вас не окажется свидетелей происходящего, а стереотип «потерпевший правее уцелевшего» сработает явно не в вашу пользу.
 Когда в общественном месте к вам пристает буйно-помешанный тип, следует как можно меньше рассуждать и уговаривать.
 Дождитесь поворота супостата спиной, резко догоните его, плотно захватите левой рукой его правый локоть и, развернув, громко заявите: «Попрошу оставить меня в покое!» Резкий поворот и громкий голос, как правило, катализируют агрессию, ускоряют ход событий. Так как правая рука в захвате, ждите удара левой. Вы накрываете его своей правой сверху и аккуратненько прикладываетесь головой или локтем с одновременным натягиванием левой на себя. Выходит, что бить-то начал он, а вы активно пытались предотвратить конфликт и всего лишь достаточно бурно сопротивлялись, чему имеется куча свидетелей. Моментальная реакция на агрессию всегда – я подчеркиваю: ВСЕГДА – лучше ожидания и вторичной роли ягненка, ведомого на заклание!
 Чтобы научиться защищаться, надо сначала уметь атаковать.
 Умение думать и подготовка психики – это, мягко говоря, не совсем одно и то же. Мой первый взвод, тогда еще танковый, состоял из Хамракуловых, Тимурмуе-зовых и Абульбигеновых. Хорошие были ребята – исполнительные, по-русски говорили с трудом, потому как все из глухих татарских и коми-пермяцких деревень, образование условно среднее, знания об окружающем мире еще условнее. Так вот, говорить о том, что данный солдат должен думать, – значит, наделять его правом принятия решения, пускай даже в узкой части общей тактической задачи.
 Ни в коем случае! Только условные инстинкты, привитые боевой подготовкой!
 Вы слышали, как стреляет танковая пушка калибра сто двадцать пять миллиметров? А пять, десять пушек?… Я далеко не гимназистка, но когда услышал в первый раз, то выронил снарядный ящик, и это с учетом того, что в училище я пришел, отслужив армию, то есть далеко не «одуванчиком».
 Когда начнут рваться снаряды и засвистят пули, выполнит задачу и выживет самый обученный, а не самый умный. Самый умный, скорее всего, спрячется в норку или в плен сдастся. Голова – штука темная, и приказ «Вперед!» часто означает: «Иди и умри!» Как вы думаете, почему солдатик выполняет его и погибает? Родину любит, – говорите. Не смею не согласиться, вот только я не Родина. На смерть его командир посылает, думающая голова изо всех сил судорожно сопротивляется: «Куда! Назад!», а ноги уже бегут вперед, потому что обучены хорошо. Это называется групповым взаимодействием. Зомбирование, если совсем по-научному.
 Чем боец побеждает противника? Скажем так, двигательным аппаратом. Чем этот аппарат управляется? Центральной нервной системой, и прежде всего психикой. Любой сбой в нетренированной психике моментально отражается на действиях двигательного аппарата, оттого и ступор – ничего удивительного. А интуиция – слишком тонкая субстанция, чтобы пытаться измерить ее линейкой, хотя лично мне очень нравится ее определение: неосознанный анализ уже имеющегося опыта.
 А вот вам рецепт по поводу сказанного.
 При наступлении немотивированных приступов беспокойства проведите максимально объективный анализ «окружающей среды». Если вы готовы к борьбе за жизнь и не сделали ничего такого, за что платят жизнью, значит, у вас просто маниакально-депрессивный синдром. Какая удача – вас вылечит добрый дядя доктор!
 Что происходит, когда на меня кидается собака? Я от неожиданности кидаюсь на нее, точно так же, как бью прямой в темноте в сторону, где что-то пошевелилось. Однажды я разговаривал с агрессивным, не вполне вменяемым человеком и вдруг обратил внимание на то, что он почему-то лежит без чувств. А мне говорят:
 – Он сказал: «Ну и чего ты, козел, моросишь тут не по сезону», ты чего-то там сделал, а он и рухнул, как старый забор.
 Я не знаю, что именно сделал, я даже не успел понять это, но оно мне и не нужно. Где-то в глубине психики сработал очень тонко настроенный механизм, и дядя начал плеваться зубами.
 Мы действительно боимся не смерти, а страха перехода в нее, не боли, а ее ожидания. Чем больше боли «между делом», чем ближе край пропасти, тем меньше шансов испугаться злой собаки.
 Вытеснение страха возможно лишь тождественным по силе ощущением. Никакая медитация не дает такого мощного эффекта; как психическое давление и негативный прессинг. Даже жаль, что «изобрел» это не я.
 У меня на руках уже умирал мальчик, у которого от болевого шока дико падало давление, и он практически УМИРАЛ ОТ СТРАХА ПЕРЕД БОЛЬЮ! И знаете, что сделал изувер Кочергин? Я не стал слушать призывы о вызове «скорой помощи», я тупо схватил его за ногу и поволок в душ, где включил холодную воду, кинул его тельце под струю и стал бить ногами, приговаривая: «Подохнуть решил?! Ты, блин, и подохнешь, но только не с перепуга, а оттого, что я тебя на куски порву!…» Через пару минут остатки сознания парня перепугались еще больше и вдруг решили выжить.
 Это запредельно? Да, на сто процентов! Не для нормальных людей – сто процентов! Кочергин – идиот, а как же! Но парень-то жив, что и требовалось.
 Он потом говорил:
 – Меня еще никогда так не били, и когда я «поплыл», то так испугался, что стал задыхаться и сознание терять. Если бы Кочергин не был страшнее того, что испугало, похоже, так бы и «ушел».
 У него были сломаны ребра, имелся ушиб мозга. Все это на фоне дикой усталости и отсутствия кислорода в душном помещении.
 Это наш подход. Я никому не советую заниматься тем, чем занимаемся мы. Это очень тяжело и очень страшно, гораздо страшнее любого реального поединка. Но тем крепче уверенность моих парней в том, что реальный бой их уже ничем не удивит.
 Нет, никакие они не монстры – люди как люди, даже спят иногда. Сон не заменим ничем, даже если вы станете адептом секты марсиан-гуманоидов, питающихся космическими лучами и посещающих Луну в ясные летние ночи. Так что могу посоветовать «вырубиться» вполне естественным образом на десять-пятнадиать минут где угодно и как угодно, и поверьте: станет гораздо легче. В бытность советским солдатом я ухитрялся спать стоя и даже дремать при перемещении в строю. Это спасает – не глобально, но спасает.
 Для спортсмена сон – это, пожалуй, вторая после питания «дисциплина», способная очень серьезно повлиять на результаты. Чем сон продолжительней, тем лучше – это без всяких сомнений. Знавал я людей, двинутых на медитации и ловящих «тонкие энергетики» в четыре-пять часов утра. Хорошие ребята – пускай ловят, лишь бы курить не просили. Лично я сплю при первой возможности и первых намеках на усталость, хотя с возрастом стал спать меньше и тревожней, видимо, недоплачиваю налоги. Это вполне позволяет в мои годы, не такие уж и малые, живенько сучить ножками и вибрировать ручками.
 Хорошо отдохнул – хорошо поешь и не пропускай тренировки. Всего-то и делов!…
 Из отзывов сторонних наблюдателей складывается впечатление, что наша деятельность есть продукт спонтанных всплесков насилия, призванных загнать человека в угол с целью поглядеть, выберется он из него или нет. Это не совсем так. У нас нет ни одного тактико-технического решения, не подвергнутого тщательному научному анализу и синтезу. Все, что проходят ребята, сначала было апробировано на мне и на наших сотрудниках, заметьте, из числа добровольцев. Вся техника тщательнейшим образом отработана с учетом рациональности и естественности, причем имеет вполне доступное даже для рядового обывателя векторное и конструктивное обоснование.
 Психический прессинг, так всех удивляющий, из той же оперы. Это опять-таки осознанное решение, призванное минимизировать временные затраты и обострить восприятие обучаемых.
 Выхожу я как-то из парадного, вижу дядю, роющегося в телефонном щите.
 – Уважаемый, – говорю, – вот вы вчера тут тоже рылись, а потом у моего товарища на телефоне параллельно повисла какая-то бабуля с внучкой, и хрен убедишь их прервать обсуждение лекарств от поноса.
 Не поднимая головы, дядя в резиновых сапогах процедил:
 – А мне это «по пояс». Пиши заяву, может, если время будет, загляну когда-нибудь.
 – Что значит «по пояс»?! Узлов накрутил, а теперь еще и вызывать тебя надо?!
 – Отвали, – сказал грубиян, так и не удосужившись взглянуть, кто разговаривает с его задницей.
 Знаете, каким был, по легенде, последний концерт Паганини? Маэстро вышел на сцену, поднял инструмент и замер в оцепенении. Через несколько мгновений он очнулся и с трудом промолвил: «Все, сыграл…» Опустив скрипку, Паганини устало побрел за кулисы, больше на сцену он не выходил. За эти секунды он в уме сыграл всю партитуру. Сил и желания на реальное исполнение у него уже не осталось…
 Так вот и я.
 «Левой в затылок, голова, ударившись о щит, отлетает назад, правая подхватывает подбородок по ходу движения, резкий поворот, затылок на грудь и всем телом вниз, прямолинейно прессуя темя к груди хама. Шейка заунывно хрустнула и оборвалась, ноги застучали по бетонному полу и затихли, синеющие пальцы вцепились в край куртки, да так и не расцепились».
 Все это пронеслось в голове за долю секунды, но лысый бугай даже не заострил внимание на этом привычном виртуальном наказании невежливого дяди. Повернувшись и не вступив в перепалку с люмпен-пролетарием, он пошел своей дорогой с чувством абсолютно выполненного долга. Хамоватый телефонист остался жив-здоров. Всем было хорошо…
 Умелые ребята так безопасны именно в силу того, что любой идиот, пытающийся забрызгать их слюной, уже «умер» раз пять-шесть, оставаясь при этом живым, что есть очень комичное зрелище.
 Теперь про крик и вопли, каковых имеет быть достаточно при проведении тренингов. Они имеют вполне прагматическое применение и обоснование.
 Подобным образом создается негативное давление на обучаемых, уже мною упомянутое и призванное мобилизовать все ресурсы и обострить восприятие. Цель эта достигнута, не верите – читайте отзывы.
 Только орущий подобным образом преподаватель может быть совершенно уверен в том, что его слышит человек с уже отбитой головой или с частотой сердечных сокращений в двести, а то и двести двадцать ударов в минуту.
 Только подобным образом обучаемые понимают, кто есть их руководитель, и именно поэтому, находясь под жестким давлением и контролем, не допускают опасной, не разрешенной руководителем самодеятельности, что, с учетом темы, вполне обязательно. Именно благодаря подобным мерам мы избегаем серьезных травм.
 И вообще, какой командир вам нравится больше? Сидящий в шезлонге и на пальцах вкрадчиво объясняющий, как вы должны учиться умирать по его приказу, или тот, который, прежде чем приказать что-либо, демонстрирует на себе то, на что обрекает обучаемых, и кидается в то же пекло с тем же настроением, что и бойцы? Ну, не могу я не орать, когда переживаю за каждый удар, каждое попадание или промах.
 Я вовсе не готов говорить о гениальности нашего подхода, потому что это и так ясно, но могу заметить, что лучше преподать хокутоки за три дня мы на сегодня не умеем. На мой предвзятый взгляд, описанный тренинг позволяет освоить очень содержательный и эмоциональный материал. Рекомендую попробовать всем, хотя бы для того, чтобы убедиться в неправильности нашего подхода и правильности своего.
 Хочу сказать еще и о том, что людей мучаю не на голодный желудок и не все время! Подобные «убиения эго» хороши как скачкообразные этапы подготовки, итоговые семинары например, но принимать данный метод как единственно верный и продолжительный по времени – опасно. Предел есть у всего и у духовных сил в том числе. Одно дело, когда под присмотром тренера дядька мчится «по краю» пять дней, и совсем другое, когда он пытается делать на протяжении пары месяцев. Вот вам пример.
 1986 год. Я проиграл соревнования, ну^и решил себя наказать: стал бегать каждое утро по пятнадцать километров – по четыре минуты на километр, итого час! Кто бегал, тот поймет все глубину этой аферы. Причем в моменты, когда мне казалось, что ноги встают, голова тихо спрашивала: «Ну что, сдох, доходяга?» В ответ на это «доходяга» резво начинал убивать свое эго, скрипя зубами и свято веря в то, что после подобных тренингов выносливость его поднимется до небес.
 Короче, через месяц забегов вес мой упал ниже семидесяти килограммов. Кто меня видел, тот поймет, что столько весит мой скелет. А выносливости хватало на пробежку от кровати до туалета, затем наваливалось полуобморочное состояние и т. д.
 Последовательность, постепенность и разумность! Не стоит путать наши семинары с нашей ежедневной работой. Жестокости и там до жути, но нагрузки всегда в рамках приличий, потому как расписаны макроциклы и идет эволюционный учебный процесс.
 Человек реализует в бою все, что может реализовать, это и есть предпосылка для победы. Имея запредельный арсенал, но не умея им пользоваться, погибнешь у дверей оружейной комнаты, так и не решив: стоит ее открывать или нет. Все, что сохраняет здоровье, повышает духовные и физические составляющие личности, все это путь к победе – победе над собой и потенциальным противником.
 Когда человек просит прощения за то, что наступил на ногу соседу по автобусу, это более чем прилично и обоснованно; когда, сделав пакость, ребенок лукавит и хнычет, – это способ уйти от ответственности. Сильные люди – добрые люди! Визгливость есть косвенное подтверждение наличия комплекса неполноценности.
 Умность человеческая – субстанция необъективная, штука темная и, скорее всего, самонадеянная, а насчет прощать или не прощать – это дело сугубо личное. Одно дело – воробей, простивший слону, что тот на него нагадил, а другое – Миямото Мусаси, уехавший на лодке с острова, на котором яростно разминался юнец, мечтавший обессмертить свое имя, зарубив самого Великого.
 Доброта – это и есть сила, так как человек принимает решение не потому, что его навязали, а потому, что считает себя сильнее, умнее и добрее других, пусть даже при этом выглядит глупее злобного и самоторчащего окружения.
 Нет, я никого конкретно не имел в виду.
 Поверьте: как бы грубо это ни звучало, плевать мне на всяческих супостатов, когда есть на свете гораздо более неприятный и гадкий человек – я сам. Это не позерство, я совершенно уверен в том, что единственный человек, кого я имею право критиковать со знанием дела, – это я сам, так как никого не знаю лучше. Эта лысая образина не перестает удивлять меня очередными гадостями, обижает людей, проявляет немощи и слабость, жрет водку и совершает опрометчивые поступки. Честное слово, я не знаю человека, который бы мне так не нравился, как не нравлюсь себе я. Считаю эту позицию более чем конструктивной для себя лично: именно она позволяет мне оставаться в рамках приличий и не допускать фатальных глупостей. По этому поводу меня уже обвиняли в надуманности и садо-мазо. Не готов это обсуждать, но и скрывать свое мировоззрение не считаю нужным. Я просто имею на него право, именно оно позволяет мне двигаться вперед, даже не задумываясь об уже достигнутом. Те, кто меня знает, надеюсь, подтвердят, что самовлюбленности и амбициозности у меня, как у утюга – кроме пара, ничего внешнего.
 Хотя, может, я и ошибаюсь. И вообще прошу простить за лирическое отступление, наверное, музыкой навеяло.
 А теперь я вкратце расскажу про просто Диму просто из Тольятти.
 Дурак дурака видит издалека. Ко мне часто приходят странные люди, и я в общем вполне к таким привык, но вот чтобы появился вполне нормальный дядька, да еще и с желанием не поболтать «о главном», а здесь и сейчас решить: «могу или не могу», – это было тогда для меня впервые.
 Пришел, значит, Дмитрий, обычный инженер, с вполне вменяемым лицом и вполне отчетливо говорит:
 – Хочу на себе попробовать ваши наработки по пограничным состояниям.
 Да сколько угодно! Ни его состоянием здоровья, ни мотивациями я не интересуюсь принципиально. Если вдруг человек сам «не вернется», я его, милого, на пинках к жизни верну. Поверьте: опыт был – и вполне успешный!
 Так вот. Взял я одного из тренеров (сто двадцать килограммов мяса!), взял знаменитый шнур, привязал один конец к шведской стенке, второй дал в руку тренеру, надеваю петлю Дмитрию на шею и сообщаю правила игры:
 – Дышать носом громко, чтобы я слышал, когда ты сдохнешь. Башку вперед наклонить, чтобы шею не сломать и сосуды не полопались. Как начнешь засыпать, я тебя, милого, отделаю палкой, чтобы не смел мне тут сдыхать раньше времени!
 Дима, избиваемый мною, провисел в петле почти тридцать секунд. Точно, правда, не засекали, да и не во времени дело – человек за жизнь боролся!
 Он упал с открытыми глазами лицом на стенку, причем отключился достаточно глубоко, не было даже судорог. Дыхание не возвращалось, я принялся лупить его по лицу ладонью. Возврат был резкий, с явной гиперактивностью, он подскочил и начал уверять, что все в порядке, он типа вроде как и не падал.
 При падении Дима получил гематому брови, ему грозил непрезентабельный синяк, а надо после по делам отправляться. Я попытался спустить кровь шприцом, но там было капиллярное кровотечение– упало всего две капли, что делу помочь не могло. Я предложил рассечь бровь ножом, вменяемый на вид Дима согласился, и я разрезал ему бровь немедленно.
 С разорванной шеей, разрезанной бровью и синими от ударов ногами, но очень гордый, Дима уехал через пятнадцать минут после нашего знакомства.
 ВОТ ДЛЯ ТАКИХ ПАРНЕЙ Я И ЖИВУ!!!
 Самое гадкое, чем изобилует мир, – это дрязги и сплетни. Когда один «великий» гадит в сторону коллег, он моментально становится еще более «великим», – это он так от большого ума считает. Морды им всем не побьешь, судиться – вообще явная глупость, гораздо прагматичней следующий подход.
 Один старый и мудрый уголовник, видя мое негодование по поводу слухов и сплетен, распускаемых о моей персоне, однажды флегматично мне заметил:
 – Тебе это в лицо кто-нибудь говорил?
 – Нет.
 – Ну, а чего ты тогда кипешуешь? В задницу! Пускай хоть заорутся, лишь бы в харю не базлали. Пукни на них для острастки и забудь!…
 Я не противопоставляю спорт и прикладуху, а скорее пытаюсь оградить прикладуху от «спортивного мышления». Когда в спецназ берут инструктора по боевой подготовке лишь потому, что он мастер спорта по кикбоксингу, меня это повергает в уныние. Я сам мастер спорта уже два раза и очень буду стараться стать им в третий, но тем не менее все эти пресловутые пятые даны и мастерские значки имеют крайне отдаленное отношение к реальному бою.
 И это замечательно, как говаривал наш президент. Мухи отдельно, котлеты отдельно!
 Я совершенно уверен в том, что спорт более чем необходим, потому как дает нешуточную и вполне объективно проверяемую базу, более того, позволяет человеку научиться побеждать хотя бы в условных боях. Если этот человек захочет, то пойдет дальше, не захочет – а что он, собственно, потеряет?
 Да, мы учим убивать – точно так же, как учат убивать в военных училищах, тирах, играх в казаков-разбойников, с экрана телевизора. Но с одним маленьким отличием – мы учим убивать, «убивая» самого обучаемого. Прежде чем он научится вырывать зубами кусок шеи противника, не раз сам попробует, что такое укус. Поверьте: это даст объективную точку отсчета в принятии решения – стоит ли…
 Прошу не прогнозировать, буду ли я избивать ребят, толкнувших меня в сугроб, очень может быть, что всего лишь переливисто хохотну и побреду на нетвердых после тренировки ногах до дому  j\o хаты. Незачем использовать вполне реальное мощное оружие для поражения малозначительных целей.
 Если вам не надоело, то вот еще пример.
 Иду со службы, срезаю дорогу по тропинке около почты, через сугроб, навстречу два пьяных парня, один без верхней одежды. Он резко поворачивается ко мне, зачем-то вытягивает обе руки и заявляет:
 – Курить дай!
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980