Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1125
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

 Самый страшный и потому важнейший суд – это суд собственной совести, подкрепленный в идеале религиозностью и воспитанием. Если совесть подсказывает, что другого выхода тебе не оставили, то не смей распускать сопли, спасай жизнь, данную тебе Богом, до последнего вздоха.
 Одно обстоятельство меня давно удивляет. Мы тренируемся в танто дзюцу, лупим друг друга заточенными деревянными танто, и чем дольше тренируемся, тем меньше травм. Даже не могу понять, в чем тут дело. Кровь, конечно, течет, шьемся часто, но еще лет десять тому назад я был совершенно уверен, что мы рано или поздно должны поубивать друг друга этими колышками, а вот живы и почти здоровы, хотя лупим даже не просто в полный контакт, а со всей пролетарской беспощадностью.
 Японцы говорят, что стремление к смерти – это единственный способ ее избежать. В молодости я дрался чаще, чем менял носки. Видимо, оттого, что делал это любительски, теперь силовой конфликт для меня – это событие. И самое удивительное состоит в том, что чем сильнее и беспощаднее я к себе отношусь, тем больше это чувствуют потенциальные противники. Человек очень тонко устроенное животное.
 Если вы не готовы сражаться «до конца» – что это в точности означает, я до сих пор не знаю, – то ваша возможная сдача, то есть, извините, трусость, будет замечена сразу и кем угодно. Она так же явственно исходит от вас, как аромат от жареной курицы. Каждая сволочь будет пытаться попробовать вас на вкус, поэтому отбросьте сомнения и будьте готовы драться и победить. Учитесь этому.
 Кстати, я совершенно уверен в том, что все самое интересное в боевой подготовке делается сегодня именно в России, и, как это ни странно, именно по причине общей запущенности дел. В этой стране довольно давно перестали объяснять что бы то ни было как положено, но не перестали спрашивать за результаты, вот и находят самородки-инструкторы что-то оригинальное, крайне интересное, да еще и находящееся в прямой связи с советской, лучшей в мире методической базой.
 Кто на сегодня в авангарде подготовки спецподразделений?! Это Северная Корея, Вьетнам, Россия.
 Вы спросите, с чего я это взял? Ну, во-первых, есть у меня кое-какие материалы с грифом «для служебного пользования», в которых изложены требования, предъявляемые к спецам в разных странах, во-вторых, абсолютно известны методы психической подготовки практически всех спецподразделений мира. Ну и основное заключается в том, что в этих странах не по книжкам учили, чего, куда и зачем.
 Израильский «Моссад», так много и заслуженно хвалимый, скорее является одной из самых мощных разведывательных структур планеты, чем самой легендарной диверсионной организацией, а вот болгары и восточные немцы действительно демонстрировали высший пилотаж. И все это плоть от плоти советских наработок.
 Я безобиден, как маргарин, ни вреда от меня, ни пользы. Так что на оценку всяческих новейших средств массового поражения не претендую, но со знанием дела могу сказать следующее. Те новации, которые разработаны у нас толысо за последние годы для применения в диверсионной и контртеррористической – еле выговорил! – деятельности, достойны всякого внимания.
 Какие-то высокотехнологичные вещи мы сейчас точно упускаем, да и «мозги» текут потоком за рубежи нашей своеобразной Родины. Но выбора нет, и всякие Ко-чергины и иже с ними остаются в родных пенатах, кто в силу своей маркетинговой бездарности, кто от испуга перед забугорьем, а кто просто потому, что достаточно пожил в разных закутках этой планеты и понял, что лучше впроголодь, но дома. Здесь с тобой хотя бы поллит-ру, но выпьют, пусть даже и совсем незнакомые люди, причем они тут же заведут волынку про уважение и, что отрадно, на помятом, но все равно чистом, родном русском языке.
 Опять меня куда-то занесло, но ведь предупреждал, что не стоит стрелять в нашего тапера. Он играет как умеет.
 Вернемся к психике и физике, которые иногда бывают слегка подпорчены и требуют восстановления. Есть крайне доступный способ «ремонта», требующий, однако, некоторой предварительной практики.
 Медленно вдыхаем носом воздух, причем используем только диафрагму, не задействуя грудь и плечи. При этом представляем, как в тело под влиянием вдоха вкручивается серебристая жидкость, напоминающая ртуть, и мчится через легкие к поврежденному участку. Доходя до травмы или воспаления, она вырывается наружу, вынося с собой всю «грязь», и становится при этом черной. Разлетаясь веером в стороны, она просачивается в землю, уходя навсегда. Для достижения положительного результата достаточно трех-пяти повторений этого упражнения с глубоким циклом выдоха.
 Еще раз повторю: нужна предварительная тренировка, только яркое представление обо всех процессах, происходящих в организме, поможет добиться резкого улучшения.
 Да, если в результате критических нагрузок вы чувствуете угнетенное состояние, попросите помассировать вам «депрессивные» точки, находящиеся слева от позвоночника, почти под лопаткой. Если найти там гипертонус мышцы, попросту говоря, мышечный валик, жгут, шишку, то достаточно надавить на него пальцем и подержать до прекращения болевых ощущений. Настроение и самочувствие сразу улучшатся.
 Потеря ориентации и головокружение снимаются, если надавить ногтем на «торец» среднего пальца левой руки, если сила давления и точка приложения будут выбраны верно, то вы почувствуете, как по пальцу и вверх по руке побежал «электрический ток». Как только он ослабнет и затухнет, самочувствие значительно улучшится.
 Будьте здоровы и пореже обращайтесь к докторам. Хорошие они ребята, но слишком уж досконально знают болезни, вот им и мерещится всякая гадость.
 В таком тонком деле, как реальный силовой конфликт, ничего нельзя говорить в категорической форме. Когда мы обсуждаем болевые точки, то должны жестко конкретизировать тактическую задачу и обстановку. Болевые точки на ком, болевые точки для чего…
 Скажем так, если я решу воздействовать на упившегося молокососа весом до семидесяти килограммов и возрастом до семнадцати лет, то, скорее всего, все его тело в моих незамысловатых руках быстренько превратится в одну глобальную болевую точку. А вот если допустить, что мы вдруг разодрались – мало ли чего бывает – с Григорием Веричевым, заслуженным мастером спорта по дзюдо в тяжелом весе, то мне, исходя все-таки из дружеских отношений и габаритов «противника», придется искать какие-то оригинальные решения. И далеко не факт, что я их найду.
 Короче говоря, гарантированными зонами болевого отвлечения внимания противника являются глаза и пах. Практически любое успешное техническое действие, направленное на эти зоны, будет результативным.
 Крайне интересен удар в шею. Замечательно то, что не важно, в какую именно ее часть он наносится, важно, чтобы удар имел перпендикулярную траекторию по отношению к месту приложения вектора силы. В результате противник получает гарантированный спазм и зачастую теряет сознание.
 Все остальные точки, наверное, тоже кем-то востребованы, я же очень люблю повторять, что моя любимая болевая точка – это спина. Если хорошенько ударить по ней кувалдой, то сей прием гарантирует стопроцентный летальный эффект.
 Не дуйте губы, я человек военный, поэтому и примеры привожу такие. А вообще это я к тому говорю, что не надо искать на улице фантастических решений. Бей кулаком, как кувалдой, и ничего не бойся, вот такой простенький рецептик. Хотя данный совет чересчур радикален и не учитывает последних достижений техники.
 В моей практике все конфликты проходили на критическом расстоянии, то есть в силовой борьбе, вот почему я всегда советую в безвыходной ситуации использовать нож или топор и попадаю под град небезосновательной критики. Но давайте подумаем, что такое агрессия как таковая? Это просто ситуация, когда кто-то пытается трогать вас руками без вашего разрешения.
 Зачем нужны нож или топор? Чтобы порезать или отрубить все, что к вам тянется. Простенько и со вкусом.
 Да, и не пользуйтесь газовым и электрошоковым оружием, да и вообще чем бы то ни было, что не проверили в реальных учебно-тренировочных условиях.
 Для нашего мировоззрения, наших этнических и культурных корней как нельзя более подходит именно принцип «Как взял, как дал и наповал!». При всей значимости разногласий, являющихся следствием разницы в религиозных и вытекающих из них морально-этических и мировоззренческих принципах, не стоит забывать, что изучение практики боя – это всего лишь одна из сторон повседневной жизни, причем, как бы ни старались меня переубедить адепты «великих стилей буси-до», не самая важная.
 Гораздо важнее забота о пропитании и о благополучии своей семьи, это истинное предназначение мужчины. Боевой потенциал конкретного человека – это скорее требование времени, политической или военной ситуации либо элемент самоутверждения. Все это носит внешний, социальный характер, а кушать хочется, как известно, при любом режиме, вне зависимости от принадлежности к самым крутым и правильным школам и стилям, как бы субъект ни обожал портрет отца-основателя, висящий в красном углу вместо иконы.
 Вспомните про праздник цветения сакуры, когда ее бело-розовые цветки вспыхивают на черных ветках, еще лишенных листьев, – вот она, скоротечность жизни, ее сиюминутная правда. Правда, красиво?
 А теперь вспомним про Илью Муромца, который тридцать лет и три года на печи лежал, а потом встал и всех отдубасил.
 Так что вашему сердцу милее?… И важно ли это? И куда вообще меня занесло? Скажете, ты, мол, Андрей Николаевич, вообще психопат?
 В определенной степени да, а еще я счастливый обладатель свистка в голове, со мной иной раз происходят забавные вещи, впрочем, никак не связанные с аурами, космосом и прочим нафталином.
 Если хотите, расскажу случай из этой оперы.
 Первый раз я увидел, как «не режет нож», году этак в восемьдесят восьмом или восемьдесят девятом. Показал мне такое чудо совершенно безумный кореец… в Германии, где он служил вместе со мной.
 Потом я увидел документальные съемки, зафиксировавшие, как шаман протыкает себя железным «шампуром».
 «Ага, – подумал я. – Значит, в состоянии некоторой истерии с организмом происходит что-то такое, что позволяет ему избегать летальных увечий». Взял я нож и… развалил себе предплечье. Сидел, смотрел на кровь и думал, где я ошибся, потом глянул на нож. Он, падла, был чудо как хорош, неразборный «золлинген», страшный, как моя жизнь…
 «Ах, ты мразевка, – подумал я. – Пугать меня надумал!…»
 Взял я его в руки, долго смотрел на клинок и представлял, как он тает от прикосновения к моей коже, а сам я весь чугунный и неживой, что ли.
 Короче, воткнул я ножичек в грудь и потащил его, орал при этом так, что соседи-офицеры примчались. Я сижу, глаза чуть не провалились в череп, морда белая, а от ножа всего-то царапина на груди осталась. Надо же, получилось при дубовой голове и без всяких там секретных техник.
 Да, один из очевидцев позавидовал и решил превзойти, но располосовал себя, как заправский патологоанатом, так что запрещать сей эксперимент не берусь, но категорически не советую.
 Сам-то я не режусь, потому что нож запугаю до падучей, но это вовсе не означает, что меня не проткнет как-нибудь вилкой простой прохожий гражданин!
 Ладно, шизофрении пока довольно, вернемся к защите, нападению, оружию и нервишкам, ведущим себя при этом весьма своеобразно.
 Я говорил уже, что купленный в магазине пистолет вам не нужен? Если нет, то вот и сказал.  А^о  в том, что пистолет этот можно носить, но из него нельзя стрелять. Право на ношение оружия не подразумевает права на производство выстрела.
 Вас, сердешного, посадят при любом раскладе, припаяв еще и отягощающие обстоятельства. Нет, вы остались живы, а обидчик всего лишь ранен, но какой смысл пороть ребенка бензопилой, когда это вполне можно сделать старым дембельским ремнем?!
 Пример номер раз.
 Один мой знакомый попал как-то в маленькое ДТП. Из нерасторопной тачки выскочил расторопный дед и, как в замедленной съемке, начал вынимать из внутреннего кармана пистолет.
 Знакомец мой, не на шутку вспылив, делает два шага к цели, а на третий бьет ветерану труда в крепкую большевистскую голову кулаком. Голова падает совместно стелом, тело пинается пару минут. После забитого гола производится обыск на месте происшествия, пистолет оказывается газовым!
 Но с каким явным энтузиазмом престарелый придурок, вместо того чтобы верещать и махать знаком аварийной остановки, стал трогать себя за «самое важное»?! Вы что, сомневаетесь, что он уже оправдал любые ответные действия! А пальни в него мой знакомец и завали, так и топтал бы зону, пока сам бы там не помер.
 Пример номер два.
 Вечером, в районе 22.00 маршрутное такси номер 70 переезжало пешеходный переход, по которому не спеша брел пролетариат, не обращающий никакого внимания на красный сигнал светофора. Шофер, тоже явный люмпен, зычно рявкнул: «Доколе, мля!» и тут же получил в лицо бутылкой от «инженера с приятной сединой на груди и спине». Оскорбленный в лучших чувствах пешеход без лишних размышлений запустил недопитую «Охоту» в боковое стекло. Судя по тому, что пиво было не выпито, бом-бист был настроен крайне решительно.
 Водителю изрезало лицо, особенно веки, кровь текла очень резво, я осмотрел рану и, признав ее поверхностной, потерял к ней всякий интерес.
 Бутылка еще и саданула по фигуре девице, сидящей рядом, та, заверещав, испортила мне настроение, потому что явно сфальшивила в последнем такте.
 Метатель пива, наверное, отличный семьянин, член месткома и последователь Ампилова, был пойман и с чувством побит ногами соратниками шофера и бойфрендом фальшивящей девицы. Им что же – еще и палить в него надо было?! А ведь могли бы по горячке, имей из чего пальнуть.
 Риторический вопрос: вы что, всерьез считаете, что пистоли будут покупать только чекисты с замороженной по заданию разведцентра головой?…
 Все наши споры про оружие вовсе не есть досужие рассусоливания интеллигентов в состоянии климакса.
 Вы хотите знать, что будет происходить в этой стране после разрешения свободной продажи оружия? Вы правда хотите ответа?
 Вы бывали в Чечне?… Ах, это грубо! Ладно, вы бывали в Махачкале, в Тбилиси?… Так как там спорят горячие парни?!
 Можно не отвечать, если не видели.
 Так вот, напомню одну незамысловатую истину. Как ни стараются некоторые политики засунуть нас… в Европу, мы все равно остаемся чистой воды Византией, а то и еще хуже, вполне дикой Азией, остро нуждающейся в хане, царе или на худой конец в генсеке-кормильце. Единственный способ наведения глобального порядка в этой стране – это не раздача стволов в качестве сдачи при покупке хлебушка, это реформа и реанимация государства как системы управления и защиты собственного народа. Да, я совершенно уверен в том, что никто никогда не протянет мне руку, если жизнь моя повиснет над помойной ямой, да, я призываю иметь оружие в кармане. Но зачем стрелять из «Шилки» по уткам? Боюсь, пообедать в таком случае придется только перьями.
 Как, неужели вы не знаете, что такое «Шилка»?! Тогда я растолкую, что это не только река, но еще и такая четырехствольная фиговина, предназначенная для стрельбы как по воздушным, так и по наземным целям. Лупит она с такой силой, что землю потом пахать уже не надо, она и так пушистая.
 Я все время говорил, что драться надо больше, а теперь вот возьму и отыграю назад. Драка драке рознь, надо же думать, с кем и зачем именно вы сцепились.
 Есть в Ирландии, у пивных пабов, красивый обычай. Когда на улице дерутся люди, проходящий мимо рыжий детина спрашивает: «Это частная драка или можно присоединиться?»
 Допустим, это драка фанатов. А вы фанат? Тогда это не ваша драка, и она не должна вас волновать!
 Включаю гипноз. Смотрим в глаза и запоминаем!… Это не ваша драка, не ваша! На раз, два, три просыпаемся.
 Я никого и никогда не призывал драться только ради того, чтобы драться. Особенно это касается профессионалов, которым следует помнить о принятой этике поведения в отношении доверяющих тебе людей.
 Реально подготовленный человек сражается не потому, что он хочет сражаться, а потому, что не может поступить по-другому.
 Я хотел бы заострить внимание именно на поведении учителя. У меня есть знакомый тренер, имени которого я не называю, думаю, сейчас поймете, почему именно. Так вот, он много лет посвятил тхэквондо и, как человек ищущий, постепенно перебрался в тайский бокс, но уже в роли преподавателя, причем не самого плохого. Учитывая его опыт в постановке ног, ему цены не было.
 Ребята потянулись, даже клуб свой создали, последовали первые победы юниоров, первые заметные успехи. И вдруг этот далеко не юный тренер заявляется на какие-то второстепенные соревнования по тайскому боксу, да еще в абсолютку при весе в семьдесят пять килограммов. Естественно, он угодил в нокаут во втором раунде от соперника весом за центнер.
 Все должно быть вовремя, испытывать себя нужно в юности, когда единственная ответственность – это собственная совесть, а уж если приспичило подраться, так записывайся в добровольную народную дружину и гоняй шпану. Весь клуб стоял вокруг ринга и смотрел, как их бездыханного тренера выносят с ринга. Ну, всякое бывает, на то он и спорт, чтобы кто-то выиграл, и случайности тут тоже возможны, и все такое… Короче ребята поняли и продолжали тренироваться. Но ровно через полгода наш герой опять выставляется на первенство какого-то ЖЭКа и… благополучно падает в первом раунде. В результате клуб исчез, ребята разбрелись, многие просто на улицу, некоторые ушли к другим тренерам. Для битв «пенсионеров», которым уже за тридцать, существуют чемпионаты ветеранов и т. д. Во всяком случае, перед тем как принять решение о выступлении, следует спросить совета у человека, которому доверяешь.
 Некоторое время назад я загорелся желанием выступить в том же тайском боксе в тяжелом весе. Надо сказать, что, тренируясь шесть раз в неделю, я нахожусь в достаточной форме, да и очень хотелось проверить в спортивной обстановке находки последнего времени. Я спросил у своего первого тренера, обладателя шестого дана Николая Шеменьова:
 – А может, выступить?
 – Ты абсолютно уверен, что победишь? – спросил он меня.
 Если у тебя есть хоть один процент сомнения в победе, то ты не имеешь права на схватку. Это в молодости все впереди, а проиграв в зрелом возрасте, ты можешь до конца, своих дней материть себя за совершенную глупость, причем без возможности реабилитации.
 Учитель – это тяжелая ноша, потерять доверие учеников можно запросто, пара пустяков, и тогда коту под хвост славная боевая юность, бессонные ночи, проведенные в разработках новых методик, да и отдать весь свой опыт будет уже некому, потому что потеряна будет обыкновенная вера в учителя.
 Но что же делать, если вызывают на бой? Соглашаться, конечно, но никаких зрителей, чтобы не превращать схватку, возможно последнюю, бой в шоу с избиением младенца. По мне уж лучше сдохнуть в бою, но только не позор.
 Как-то раз приходит ко мне милый здоровенный парень и говорит:
 – Я хожу по залам и спаррингую с мастерами. Хотел бы побиться и с вами.
 – Очень хорошо, – говорю я ему. – Но те правила, по которым бьюсь я, невозможно реализовать в зале ввиду их полного отсутствия. Договариваться я с тобой тоже ни о чем не буду, ты просто встретишь меня однажды после работы и постараешься порвать, как Тузик варежку, а я очень постараюсь перегрызть тебе горло. Так что до встречи. Живу я там-то и там-то, заканчиваю работать в десять вечера. Самое время для дружеского общения, потому как зима, темно уже.
 Он больше не пришел. А я даже не стал чувствовать себя более напряженно, чем обычно, потому что всегда чувствую себя именно так, как научила меня жизнь, уж извините за пафос.
 В Японии говорят, что мастерам лучше не встречаться.
 Неоднократно упомянутый мною Миямото Мусаси шел по дороге и вдруг увидел самурая, идущего навстречу. По манере держаться и по оружию он понял, что это один из известных мастеров севера. Они медленно прошли мимо, затем развернулись, и незнакомец спросил:
 – Вы не Миямото Мусаси, о котором я слышал много достойного?
 – Да, это я, – ответил Мусаси.
 Они поклонились и пошли каждый своей дорогой.
 Чтобы мастеру понять мастера, совсем не обязательно отрубать ему голову. Более того, есть правило, что мастер, занятый преподаванием, официально уже не спар-рингует. Все мной сказанное я адресую тренерам, сенсеям, преподавателям. Ощущайте моральную и этическую ответственность перед учениками, безоговорочно доверяющими вам.
 Нет, я никого не поучаю, все сказанное выше – всего лишь мое мнение, которым я рискнул поделиться с вами, уважаемые коллеги.
 Давайте опять о подготовке психики.
 Среди проводимых мною в нашем Центре тренингов пограничных состояний есть один весьма забавный. Суть его вот в чем.
 Беру я мальчика лет тридцати, уверяющего меня в том, что он вообще ни разу в жизни не дрался, этому мешали морально-этические, физические или нравственные угрызения, и просто приказываю ему бить себя коленями. Технически удар достаточно прост и тяжел, карапуз доволен: все получается, да еще и мазохист лысый дает себя пинать как грушу, чем не жизнь. Попинал он этак вот меня, потом еще попинал, а тут я ему и говорю: «Вот что, дружок, бей меня так, чтобы ребра сыпались, чтобы зубами харкал, чтобы лоб треснул. Бей мощно и быстро, как только я замечу, что ты перестал меня бить, начну бить я! Ну и, само собой, если ты сумеешь меня забить, то вероятность контратаки приближается к нулю!
 Тренированного человека хватает максимум на пять минут ударов с криком и проносом через грудину. Я летаю, как мячик, потом, бывает, ночи не сплю, все отбито, но вскоре мой дядя начинает себя жалеть. Устал, сердешный, рученьки повисли, ноженьки не ходят, да уже и не бьют!
 Вот тут-то лысый вдруг оживает и, отплевываясь кровью, начинает как ни в чем не бывало «убивать» усталого и «сдувающегося» дядю. Забиваю я его с максимально возможной жестокостью, все трещит и рвется, нокаут – это то самое малое, что я жду от процесса.
 Когда парень падает с безумными от страха и боли глазами и хватает ртом воздух, он узнаёт, что такое смерть. В этот раз он выжил не потому, что очень этого хотел, не потому, что это являлось логическим завершением процесса, а потому, что я так решил.
 Если после данной экзекуции еще когда-либо реально встанет вопрос о его безопасности, то он от страха за свою жизнь, осознанного и совершенно объективного, разорвет противника в клочья, причем биться будет до конца, пока глаза видят, а пальцы шевелятся. Он знает, что жизнь – это борьба, а смерть – это опущенные руки!
 Что, дорогие, страшно? А то!… Мы еще и не такое вытворяем. Не ходите, дети, в Африку гулять.
 Что-то меня сегодня на юмор развернуло. Несколько своеобразный, конечно, но вы уж не обессудьте. Как умею, так и пою.
 Все практикуемые ныне и известные мне стили и направления боевых искусств созданы для реализации амбиций их создателей и последователей, даже если эти последователи живут на пару сотен лет позже создателей. Желание победить – основная стратегическая доктрина, аксиома всех известных мне боевых систем. О культурно-оздоровительном наследии боевых искусств чаще всего не говорится ни слова!
 Для достижения победы адептам внушают, что данный стиль есть лучшее из возможного, древнейшее и чистейшее из всего, что только на планете имеется, основатель его – сверхчеловек, а они – счастливчики, лучшие из лучших. Любой бой для них есть прежде всего возможность доказать всему миру, что их выбор был правильным, а школа является величайшей.
 Хорошо ли это?
 А что, собственно, плохого в этом может быть, если устремления бойцов подтверждаются результатами их выступлений. Весь спорт построен на амбиции спортсмена, если он, этот вот спортсмен, не хочет быть первым, то он, видимо, не спортсмен, а всего лишь физкультурник. Но есть одна незадача, заключается она в следующем. Глупец тот, кто считает себя величайшим, потому рано или поздно придет кто-то более сильный.
 Нет ничего страшнее Майка Тайсона, упавшего в первый раз.
 А мы, полудурки, занимающиеся  кои но такинобо-ри рю,  не стремимся выиграть, единственная победа, которая нас интересует, так это победа над самим собой! Если для победы в каком-то раскрученном и престижном стиле нужна особая техника и тактика, то мы вполне можем обойтись особым отношением к себе, даже если драться придется без рук, без ног.
  Я  уже не раз писал, что, оглядываясь на свои проигрыши, четко понял, что всего лишь был недостаточно безжалостен по отношению к себе!
 Персона основателя никоим образом не отсвечивает на процесс постижения Пути, а истоки стиля интересны только техническому директору, то есть вашему покорному слуге. Мы не нагоняем мистики в то, что делаем. С какой стати превращать драку в священнодействие? В бою мы верим лишь в то, что не имеем права проиграть, отвечая при этом не перед каким то абстрактным учителем, а перед совершенно осязаемым самим собой. Согласитесь, это не одно и то же.
 Когда Игорь Ушаков (60 кг) выходил биться с Женькой Бакланом (100—110 кг), он и не мог выиграть, так как наши правила не дают возможности для уловок, драка будет дракой! Но он не проиграл, потому что визжал, как задыхающийся в петле хорек, будучи пойманным на удушающем приеме локтем в горло, запрещенном всеми федерациями, и не стучал по татами ладонью, «салютуя о сдаче».
 Что может быть проще, чем не сдаться, не испугаться, не убежать от опасности, а встретить ее улыбкой и весело сдохнуть! Порой погибнуть бывает честнее, чем жить предателем, трусом или негодяем. Все это мэцкей, но не мэцкей победителя, тотально идущего за своей победой, а мэцкей карпа, прыгающего в водопад, в исступлении борющегося за продолжение своего рода и умирающего непобежденным в этой борьбе, пусть даже и не достигнув своей цели.
 Меня поразил тот факт, что водопады на пути нерестящихся рыб есть не только злая шутка природы, но и инструмент естественного отбора. До заветного места доплывают сильнейшие рыбы, но они не победители, они всего лишь нерестящиеся рыбы. Карп погибающий, но не сдающийся в борьбе с непобедимым водопадом, – это символ доблести самурая, это символ нашей школы.
  Я  горд, что жизнь подарила мне возможность прикоснуться ко всему этому.
 Есть такой Астахан Рыбаков, это боец муай тай из Казахстана. На одном из чемпионатов мира по «боям без правил» его утащил в партер более крупный греко-рим, сел сверху и начал планомерно пробивать голову. Астахан лежал и вполне спокойно наблюдал за всем этим, слегка подставив руки. Греко-рим бил, бил, бил… затем встал и сказал: «Все, я больше не могу, я сдаюсь». Вот это и есть победа по канонам  кои но такинобори рю.
 Один наш парень, стоя на кулаке, буквально агонизировал, он упирался в землю даже не стопами, а большими пальцами ног и трясущейся согнутой ручонкой. Он верещал, а я орал и матерился на него, потому что в этот момент самым унизительным для него было бы то самое пресловутое сочувствие.
 Вот уж хрен! Мало вам испытаний и страданий, так вот вам Ко-чергин в оригинальной упаковке, – узнайте, кто вы есть на самом деле, и вы уже никогда этого не забудете. Выиграть сложно, а проиграть невозможно, можно просто погибнуть, борясь за то, во что веришь.
 Я уже упоминал о том, что на каждом семинаре предупреждаю всех, что вовсе не обязательно все это терпеть, можно встать и уйти или подойти и набить лицо этому лысому дяде. Люди приходят ко мне за знаниями, и я им их гарантированно даю, а сюсюкаться с ними у меня ни времени, ни желания нет. Зато и у них пока нет желания проверять степень моей решительности.
 Как мне кажется, мой авторитет тренера держится не на эфемерном уважении и почтении, а на том, что я учу вещам, которые умею делать лучше, чем те, кто ко мне пришел, и у меня нет никаких сдерживающих факторов в пресечении неподчинения, нежелания или непонимания. Вот по этой причине так высок КПД нашей подготовки, имеющей совершенно определенные армейские корни. Меня не надо любить, уважать или безоговорочно слушаться, я не девочка и не идолопо-добный патриарх с Востока. Если сдуру человек пришел ко мне в зал, я заставлю его научиться тому, о чем он сдуру спросил. Единственный способ ничему не научиться у меня – это позорно сбежать.
 Я бы уточнил, что если в личности учителя кроме грубости, жестокости и собственной мифологизации ничего более нет, то он покажет вам не Путь, а тропинку, да и то далеко не всегда.
 Я по сию пору горд тем, что все, что я предлагаю выполнить другим людям, сам делаю лучше них. Если я решаю показать, что такое боевой Дух, то не упражняюсь в словесных выкрутасах и лозунгах. Я просто беру и показываю, на что я готов пойти просто так, ради тренировки решимости.
 При этом я терпеть себя не могу, хотя бы потому, что знаю все свои немощи. Если же я не люблю и не жалею себя, то представляете, как я всех прочих людей не перевариваю. Хотя, если с фесталом и под кьянти…
 И я сглотнул обильную слюну!…
 Счастлив тот преподаватель, который может себе позволить встать в пару с учеником, если видит, что его уточнения не принимаются на веру. Ох, как я люблю эти вопросы, задаваемые с надутыми губами. Ну-ка друж-ненько все вспоминаем, что с вами потом приключилось. Ай да молодцы! Не забыли!…
 Мои аплодисменты!
 Особенно хорошо выглядит упомянутая мифологизация учителя и стиля, если все это дело сопряжено с использованием таинственных энергий, открытием внутреннего мира, материализацией духов и прочей раздачей слонов. Без такого рода премудростей и при отсутствии результатов мэтрам бывает весьма трудно удержать учеников, приносящих не только престиж, но и денежку.
 Как адепт боевого дадаизма-примитивизма, ни хрена не понимающий в перенаправлении серебристых лучей, могу сказать, что без всего этого прекрасно обхожусь. Зато как дам в морду, и вот дядя уже «во внутреннем мире», умиротворенно спит, падла, без подушки!…
 Никто не отрицает того неоспоримого факта, что мысль вполне материальна, более того, есть психические практики, с этим связанные, которые имеют кучу осязаемых плюсов. Но подменять физику иррациональной психологией не вполне разумно, а главное, по сию пору бездоказательно.
 Хотя я всегда был уверен в том факте, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело. Так что, уважаемые коллеги, каждый из нас имеет право на собственный Путь, и я в том числе. Внимательно прочитайте мои ядовитости, тут же забудьте и наплюйте.
 Если то, что вы делаете, дает результат и нравится вам, то все прекрасно. Общественное признание нужно тому, кто собирается всех объегорить, – при чем тут Путь?! Так что ищите, находите и не обращайте внимания на авторитарные мнения, например, вашего покорного слуги, который в силу собственной скудоумости занимается только теми вещами, которые можно потрогать руками и увидеть глазами.
 Нет, я ведь и в самом деле не понимаю, как именно работает ящик, в котором красивые тети поют и трясут приятными формами. Нет, про кинескоп я в курсе и про люминесцентный слой в том числе. Но что такое электрический ток, я так и не прочувствовал, впрочем, как и того, каким же образом эти тетки без проводов лезут в телик… Загадка!
 Я видел проявления электрического тока, они объективны, но я не видел самого электрического тока, более того, опираясь на собственный эмпирический аппарат, я так и не смог составить законченное представление о том, что же это такое. На сегодня электрический ток для меня – это «бабайка, живущий в розетке». Я так и не смог понять, что такое направленное движение электронов по проводнику, хотя практически круглый отличник и техник-электрик по первому образованию.
 Я за все эти годы так и не увидел ничего сверхъестественного, хотя очень искал. Хотя и этот термин не объективен, потому как пробежать сто метров за девять с небольшим секунд – это почти космос. И я это видел.
 Вы знаете, когда именно я начинаю рвать всех, кто попадается под руку, ломать об спины палки и материться, как портовая проститутка? Думаете, когда мне баба вечером не дала? Хрен там!
 Дело не в плохом характере Кочергина, хотя это есть факт медицинский. Дело в управлении стадом. Как только одна паршивая овца решит сфилонить, все остальные спиной это почувствуют, и тогда все, вожжи будут потеряны, начнутся травмы, нытье, навалится плохое настроение.
 А мы люди веселые, для нас это неприемлемо!
 Как только выполнение команд становится вялым, а в отработках приемов пропадает первичный азарт, в дело тут же вступает биостимулятор, дубинальный или лоу, это как мне сердце подскажет, а оно у меня – пламенный мотор!
 И еще одно!
 Мне один очень не глупый доктор наук выдал тайну:
 – Знаешь, почему это получается у тебя и не получится у кого-то другого?
 – Ну?… – прогудел я недоверчиво.
 – Тебе ведь не страшно то, что делаешь ты и делают они?
 – Нет, конечно…
 – Ты ведь не думаешь о тех травмах, которые могут получить парни?
 – Да мне на себя начхать, представляешь, как мне начхать на идиотов, приперевшихся ко мне!…
 – Вот и выходит, что ни у кого нет сомнения в том, что все по-честному. То, что тобой говорится, и есть честность в отношении друг друга. От самого себя не спрятаться и не сбежать, потому и сомнений нет, и вера в свои силы появляется!
 Поверьте: девяносто восемь процентов хороших поступков мы делаем для себя, даже если они направлены в окружающий мир, так что говорить о личных желаниях чему-то научиться!…
 Движущая и направляющая сила всех систем рукопашного боя – это психический тренинг. Я вполне готов дать экспертную оценку любому направлению, всего лишь мельком взглянув на психическую составляющую выполняемых заданий.
 Состояние «решимости идти до конца», много раз мною упомянутое в качестве основы всей боевой подготовки и называемое японцами мэцкей сутеми или просто мэцкей, имеет явное отражение во внешности и манере поведения подготовленного бойца. Одним из важных аспектов подготовки является тренинг «сикири», то есть подавляющего взгляда, придающего лицу и фигуре в целом выражение «мэцкей». Наши спецслужбы на протяжении десятилетий синтезировали приемы психического тренинга боевой направленности, кое-что было взято и из «сикири». Вот, например, современный способ прикладного укрепления психики и вхождения в состояние «мэцкей».
 Возьмите зеркало и поставьте его перед лицом не далее одного метра. Наклоните лицо, как бы подставляя лоб под прямой удар, выпрямите, «натяните» спину и взгляните себе в глаза исподлобья. При всей кажущейся простоте этого приема, очень трудно удержать немигающий взгляд больше минуты.
 После продолжительного взгляда постарайтесь громко заорать, именно заорать, а не крикнуть, так, чтобы ваше лицо обильно покраснело. Тот, кто не может так кричать, не готов идти до конца, такие люди еще стесняются даже самих себя, что уж говорить о грозном противнике.
 Последний шаг – работа в паре. Вы крепко взяли противника за отворот куртки, он делает то же самое. Оседая, вы придавили противника вниз, спины при этом прямые, согнутая спина есть признак покорности и трусости. Он старается сделать то же самое. В это время надо смотреть строго в глаза друг другу и орать что есть силы. Эта часть упражнения продолжается не более трех-пяти секунд.
 Так выглядит один из самых сложных тренингов во всей боевой и профессионально-спортивной подготовке.
 Кто не может орать где угодно и с какой угодно силой, тот не может бить где угодно и кого угодно с максимальной силой и жестокостью.
 Кто не умеет бить, тот не уверен, что умеет убивать.
 Кто не уверен, что умеет убивать, тот подсознательно хочет доказать себе эту возможность. Именно отсюда выплывают садисты, режущие бабулек по парадным.
 Сильный человек открыт и честен, он орет как умалишенный, не стесняясь крика, пены у рта и окровавленной рожи, потому что он воин, а не мастер плаща и кинжала с мышьяком в перстне.
 В разбитые на занятиях лица я верю
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980