Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1120
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

Её уже давно изводила астма, которая теперь приобрела столь тяжелую форму, что она дышала с большим трудом. Я помню, что я сидел рядом с ней и вдруг увидел, как она приподняла своё измученное тело и повернулась лицом в сторону Токио. Её губы шевельнулись в беззвучной молитве. Потом она повернулась в сторону Окинавы, сжала свои дрожащие руки и прошептала другую молитву. Конечно же я догадался, о чём она думала: глядя в сторону Токио, она думала об императоре и императорском дворце, она думала о своих детях и внуках. Когда она смотрела в сторону Окинавы, то возносила свою последнюю молитву к духам предков прежде, чем присоединиться к ним.

 Моя жена умерла. На протяжении многих лет, она делала всё возможное, помогая мне и поддерживая меня в моём служении каратэ. Ей в жизни всегда было очень трудно. Так было, когда я оставил её одну и уехал в Токио на рубеже своего пятидесятилетия. Так было, когда мы вместе жили на Окинаве. Мы были так бедны, что не могли пользоваться простыми жизненными благами, обычными для многих супружеских пар. Свою жизнь она отдала мужу, думающему только о каратэ, и детям.

 Её исключительные достоинства произвели такое большое впечатление на жителей Оита, что для неё они пошли на весьма серьёзное нарушение своих старинных погребальных традиций. В местный похоронный дом разрешалось вносить только тела людей, родившихся в Оита. Тела всех других умерших передавались в морг города Юсуки. Деревенские священники решили изменить давним традициям и кремировать тело моей жены в местном похоронном доме. Такое исключение, было сделано ими впервые за всю историю деревни. Оно явилось трогательной данью её памяти, её исключительным человеческим качествам.

 Поздней осенью 1947 года, захватив урну с прахом жены, я поехал в Токио, где собирался временно поселиться в доме у старшего сына. Разбитый поезд военного времени медленно тащился в Токио, останавливаясь на многочисленных станциях. К моему удивлению, на каждой станции меня встречали мои прежние ученики, которые приходили, чтобы выразить мне свои соболезнования. До сих пор я не могу понять, как они узнали, что я еду именно в этом поезде, как узнали о смерти моей жены? Помню, что я был очень тронут их вниманием. Слёзы неудержимо струились по моим щекам. Я только тогда до конца осознал свою потерю и понял, что моя жена умерла так же достойно, как и прожила свою жизнь.



 Постижение сути



 В последние годы я всё чаще и чаще слышу от людей выражения «каратэ саннэн гороси» или «каратэ гонэн гороси», означающие, что человек, получивший удар каратэка, неминуемо умрёт через три или пять лет после удара. Это кажется невероятным преувеличением, но доля истины в этом есть, и я хочу очень коротко пояснить, в чём тут дело.

 Безусловно, совершенно неправильно было бы говорить, что, если вы ударите противника определённым образом, то он обречён на смерть в течение последующих трёх-пяти дет. Истина в том, что человек, получивший такой удар, если он не умер в момент удара, может умереть через несколько лет в результате последствий этого удара. Кроме того, некоторые удары каратэ могут способствовать сокращению жизни жертвы. В этом и заключается та маленькая доля истины вышеуказанных выражений.

 Как родилось такое представление об ударах каратэ? Без сомнения, все мои читатели видели фотографии каратэка, разбивающего доски и черепицу голыми руками. Обычно первая доска или черепица остаются неповреждёнными, в то время, как следующая за ней разбивается. Доска, по которой действительно наносится удар, не имеет видимых признаков воздействия разрушительной силы.То же самое справедливо относительно ударов по телу человека: на поверхности тела вроде бы нет никаких следов, но внутренности могут быть серьёзно повреждены. Мы все слышали о случаях, когда человек, получив удар, не чувствовал боли или не придавал ей значения. Потом, через некоторое время, возможно через несколько лет, у него возникает боль, которая может увеличиваться. Вам следует всегда помнить, что нанесение таких ударов, как и разбивание досок и черепицы, далеки от подлинной сути каратэ-до.

 Искусный каратэка легко может разбить пять досок одним ударом. Обычный человек, абсолютно ничего не знающий о каратэ, и прошедший специальную подготовку, сможет разбить три-четыре доски. Очевидно, мы не можем сказать, что в результате этого он пришёл к пониманию сути каратэ. Если этот человек попытается использовать полученное таким образом умение для нападения на других людей, то, скорее всего, потерпит поражение. Он преуспел в тренировке своих рук, но не понял сути искусства каратэ.

 Я помню, когда я впервые приехал в Токио, столичная полиция была напугана сообщениями о том, что каратэ можно использовать, как опасное средство нападения. Сегодня люди не столь глупы. Несколько лет спустя, один высокопоставленный офицер полиции пожаловался мне: «Вы знаете, каждого, носящего пистолет или меч, можно арестовать, но оружием каратэка являются его руки и ноги, и мы не можем арестовать человека за ношение такого „оружия". Прошу Вас предупредить юношей, которые тренируются в вашем додзё, чтобы они не использовали свои знания в дурных целях. В стране сейчас и без них много преступников!»

 Я всегда сознавал, что если с моей помощью преступники изучат каратэ и, используя его, начнут калечить и убивать людей, моё имя будет навсегда покрыто позором. Сегодня я горжусь тем, что среди нескольких десятков тысяч моих учеников ни один не использовал своё умение вопреки закону.

 Я всегда подчёркивал, что каратэ-до – это благородное искусство самозащиты, и оно никогда не должно служить средством нападения. «Будьте всегда осторожны в словах,– писал я в одной из своих первых книг,– потому что хвастливый человек наживёт себе много врагов. Никогда не забывайте старую пословицу: „Сильный ветер может сломать даже крепкое дерево, а ива склоняется под ним и остаётся совершенно невредимой." Главными ценностями каратэ являются благоразумие и скромность.»

 Вот почему я учил своих учеников всегда поддерживать состояние боевой готовности, но никогда не использовать своё мастерство для нападения. Ни при каких обстоятельствах нельзя пускать в ход кулаки для решения личных споров.

 Некоторые из самых молодых учеников, признаюсь, не соглашались со мной; они были уверены, что каратэ нужно использовать, если обстоятельства делают это совершенно необходимым. Я всегда старался доказать им, что это – совершенно неверное понимание истинной сути каратэ-до.

 Каратэ используют только в том случае, когда решается вопрос о жизни и смерти. Но как же можно подвергать свою жизнь такой опасности, если нам отведено всего лишь несколько лет для жизни на земле? Нет, какими бы ни были обстоятельства, каратэ нельзя использовать для нападения. Чтобы моя точка зрения стала более понятной, я приведу пример с юношей, который очень короткое время посещал мое додзё в Мэйсэйдэюку и однажды решил испытать силу своих ударов ногами на собаке, охранявшей садик возле дома барона Мацудайра. Эта глупая попытка привела к тому, что собака очень сильно искусала его. Таков результат извращения сути каратэ. Я утверждаю, что настоящий каратэка должен прилагать все свои силы для того, чтобы не извращалась подлинная суть боевого искусства.

 Хочется прокомментировать ещё одно хорошо известное выражение: «в профессиональной борьбе часто используется рубящий удар каратэ».Профессиональная борьба – это не тот предмет, о котором я могу говорить компетентно, потому что я знаю о ней очень мало или ничего. Я не люблю быть частью толпы, а потому никогда не хожу на матчи и смотрю их только по телевизору.

 Этот знаменитый «рубящий удар каратэ» основное «оружие», которое использует Рикидо-сан, человек, наиболее тесно связанный с популяризацией профессиональной борьбы в Японии, за что я уважаю его. Я был совершенно поражён, когда он рассказал мне, что сам был борцом сумо и тренировался вместе с Тогава Юкио, который занимался в моём додзё.

 Рикидо-сан изучал каратэ прежде, чем занялся профессиональной борьбой. Это показывает, как тщательно он изучал всё, относящееся к его профессии.

 Когда я увидел по телевизору его знаменитый «рубящий удар каратэ», я понял, что это – ничто иное, как вариант известного в каратэ удара «сюто». Слово «сюто» означает "рука-мечь*, а название удара говорит о том, что рука используется, как лезвие меча, пальцы ладони при этом выпрямлены и плотно сжаты вместе.

 Однако, несмотря на их очевидное сходство: «рубящий удар каратэ» и сюто – две совершенно разные техники. Когда я наблюдал за Рикидо-сан по телевизору, мне показалось, что руками он работает подобно мальчику, размахивающему бамбуковым мечом. Сюто в каратэ – это гораздо более опасное оружие: он подобен острому стальному мечу. Удар сюто, нанесённый по шее противнику может убить его на месте. Удар сюто по ключице легко ломает кость, и ладонь, как лезвие меча, может пройти сквозь тело противника. Этим ударом часто разбивают доски и черепицу.

 «Рубящий удар каратэ» происходит от удара сюто, но опытный каратэка найдёт в них множество различий. В каратэ, например, рука редко поднимается выше головы, хотя начинающие делают это при исполнении ката, утверждая, что это помогает им добиться большей свободы движений. Подлинный мастер каратэ никогда не поднимает руки так высоко, как это делают борцы-профессионалы при выполнении «рубящего удара каратэ».

 Кроме того, они наносят удар почти полностью выпрямленной рукой, а сюто наносится без широкого замаха. Физического движения при этом меньше в сравнении с «рубящим ударом каратэ», но сюто, конечно, более эффективен.



 Путь к долголетию



 Журналисты и врачи часто задают мне один и тот же вопрос: они хотят знать, как мне удалось практически добиться долголетия? Я всегда совершенно искренне отвечаю, что у меня нет секретного рецепта, кроме умеренности хотя мне уже девяносто лет, но у меня такое хорошее здоровье и такой бодрый дух, что не будет для всех сюрпризом, если я сегодня скажу, что, началась моя новая жизнь.

 Да, умеренность! Я думаю, что, если я расскажу читателям о некоторых своих многолетних привычках, они более ясно поймут, как я смог дожить до такого возраста и сохранить активность. Как я уже упоминал в самом начале книги, родился я недоношенным, и поэтому мои родственники и соседи считали, что я не проживу и трёх лет. Теперь, девяносто лет спустя, я всё ещё продолжаю обучать каратэ и пишу книги, а мой ум занят мыслями о новых делах, как будто я прожил лишь половину своей жизни.

 Давайте рассмотрим такой важный элемент, как питание. Я ем всегда экономно, никогда не наедаясь до насыщения. Овощи – важнейшая часть моей диеты. Хотя я люблю и мясо, и рыбу, но ем их немного. Я взял за правило не есть более половины рыбы и более одной тарелки супа за раз. Я думаю, что сдержанность в отношение еды – одна из главных причин того, что я сохранил превосходное здоровье. Я думаю также, что мне помогла привычка, которая у меня была всегда: есть горячую пищу летом и холодную – зимой. Например, я никогда не ем мороженное и шербет в жаркую погоду, как это делает большинство людей.

 Что касается одежды, то я всегда одеваюсь легко.На Окинаве круглый год тепло, и необходимости в тёплой одежде нет, но даже здесь, в наши токийские зимы, я одеваюсь, как можно легче. Я никогда не пользуюсь для обогрева угольной жаровней или угольными обогревателями, никогда не применяю грелок или бутылок с горячей водой.

 В течение всего года я сплю на татами с деревянной подставкой или соломенной подушкой под головой. Даже зимой я укрываюсь только одним одеялом и никогда не беру дополнительного. Моя семья была бедной, поэтому я рано привык к относительному аскетизму, а впоследствии никогда не находил достаточно веских причин, чтобы изменить привычный мне образ жизни. Сейчас я арендую квартиру на одном из верхних этажей многоэтажного дома. Всё это я делаю умышленно, потому что считаю, что подъём по ступенькам даёт прекрасную тренировку мышцам ног. Эта привычка тоже сыграла важную роль в сохранении отличного здоровья в течение многих лет.

 Просыпаюсь я всегда рано. Полагаю, что мои юные читатели, которые хотят извлечь пользу из моих советов, удивятся, когда узнают, что проснувшись, я сам сразу же аккуратно сворачиваю одеяло и убираю свою постель в шкаф. Когда я жил на Окинаве, то никогда не позволял жене делать это за меня. Теперь я запрещаю делать это за меня своим детям и внукам. Я всегда придерживался правила: обслуживать себя самостоятельно, будь то уборка комнаты, проветривание постели или стирание пыли с книг. Я твёрдо убеждён в важности чистоты и сам делаю необходимую домашнюю уборку. Этого правила я придерживался всегда.

 Поднимаясь, я сначала стираю пыль с портрета императора Мэйдзи в дворцовом платье, подаренного мне моими детьми, а потом с портрета Сайгё Такамори, выдающегося государственного деятеля и воина периода Мэйдзи, подаренного мне его внуком. Сайге Китиносукэ. После этого я прибираю комнату, выполняю некоторые ката, умываю руки и лицо, а потом сажусь завтракать.

 Теперь, бывает, что я потакаю своим слабостям, чего никогда не позволяя себе в молодости: иногда немного вздремну перед обедом. Во второй половине дня я часто занимаюсь каллиграфией или чтением. Каллиграфией я, как правило, занимаюсь по просьбам учеников, которые, заканчивая университет, вступают на путь самостоятельной жизни и, уезжая на новое место, просят меня написать для них на память какое-либо пожелание.

 Я занимаюсь каллиграфией с детства, но никогда до сих пор никому не разрешал готовить для меня тушь. Мои читатели должны хорошо знать, что японские каллиграфы пользуются палочками твёрдой туши, которую они растирают в каменной тушечнице с водой. Это длительный процесс, поэтому часто я выполняю просьбы моих учеников, лишь спустя несколько месяцев. Хочется верить, что они видят причину такой задержки не в моём преклонном возрасте!

 Занимаясь каллиграфией, я не пользуюсь очками, но вынужден надевать их, читая письма, написанные ручкой и чернилами. Слух у меня пока острый, но, должен признаться, что зубы у меня уже не свои. Во время еды протезы меня не беспокоят, но при разговоре они иногда высвобождаются, и я боюсь, они могут вывалиться, поэтому я прижимаю их пальцами к дёснам, что не способствует внятности произношения. Надеюсь, что вскоре мне удастся купить себе новые и более удобные протезы.

 Кроме всего этого, человек вряд ли сможет достичь моего возраста без внимания и заботы других людей. Иногда я упрекаю жён своих сыновей: «Предупреждайте ваших мужей, чтобы они были поосторожнее, отправляясь в город,– там на улицах так много машин и автобусов! Если с ними что-то случится, они уже не получат второй молодости.»

 «Отец,– возражают они мне,– ну когда же Вы повзрослеете?»

 Я никогда не был подвержен двум порокам – курению и пьянствуЕщё в молодости мои учителя каратэ советовали мне воздержаться от этих дурных привычек, и я всегда следовал их предостережениям. «Если ты находишься в одной компании с десятью, двадцатью или пятьюдесятью приятелями,– говорил мне один из учителей,– помни, что все они, напившись, могут превратиться в твоих врагов. Прежде чем выпить, всегда вспомни об этом.»

 Одной из моих многолетних привычек является ежедневный приём ванны, но, в отличие от большинства моих соотечественников, я предпочитаю воду умеренно тёплую и не задерживаюсь в воде долго. В прошлом, когда я пользовался общественной баней, банщик предлагал мне массаж, но я всегда отказывался, потому что боюсь щекотки. И теперь в семье молодые так же предлагают мне сделать массаж, но я отговариваюсь тем, что хотя я и стар, но мышцы мои в превосходном состоянии.

 И это действительно так, хотя, увидев меня гуляющим по улице, этого не подумаешь, поскольку до сих пор я использую «скользящую» походку, которую мы называли «суриаси» и которая была модной в дни моей юности. Молодые люди, не знакомые с этой старомодной манерой ходьбы, могут подумать, что у меня слабые колени, но они ошибутся.

 Я хожу по городу совершенно один и свободно добираюсь, например, в город Камакура. Садясь в вагон или выходя из вагона, я не нуждаюсь в посторонней помощи и сожалею о том, что все университеты всегда присылают за мной машину, когда я отправляюсь читать лекции студентам. Я очень огорчился, когда, встретив на одной из прогулок своего бывшего ученика, был вынужден уступить его настойчивым просьбам и разрешил проводить меня до места назначения. Это, конечно, была огромная любезность с его стороны, но я не чувствую необходимости в каких бы то ни было провожатых, несмотря на то, что волосы мои седы, и лишь десятилетие отделяет меня от столетнего юбилея.

 Гораздо большее сожаление вызывает у меня ослабление памяти. Иногда я забываю вещи или допускаю нелепые ошибки, например, выхожу не на той остановке. Однако, я думаю, что и молодые люди иногда совершают подобные ошибки, поэтому я отказываюсь считать их проявлением старости. Ошибки памяти распространяются и на учеников в отделениях каратэ различных университетов. Их там так много! Иногда я забываю не только их имена, но даже в каком университете они учатся. Пока они остаются студентами и носят студенческую униформу, задача решается сравнительно просто, но она очень усложняется, когда мои бывшие ученики по окончании учёбы одеваются в обычную «гражданскую» одежду.

 Иногда те, кого я учил десятки лет назад навещают меня, приезжая в Токио. Конечно, они помнят меня достаточно хорошо, но ведь количество моих бывших учеников перевалило уже за тысячи. Очень часто я не знаю, что им сказать, и ищу единственное спасение в стандартной фразе: «Подумать только, как же вы выросли!»

 После ухода гостей самые юные члены нашей семьи слегка подтрунивают надо мной: «Дедушка, ведь твой гость богатый и процветающий господин. Не думаешь ли ты, что не очень-то вежливо говорить ему, что он вырос, как ребёнку?» Тем не менее, я всегда рад приходу своих бывших учеников, которым очень благодарен за их помощь в распространении и развитии каратэ.

 Одним из самых больших удовольствий для меня являются встречи с молодыми энтузиастами каратэ. Примерно пять лет назад я был приглашён в Симода такой группой энтузиастов. Я сел на поезд до Ито, а потом пересел на автобус. Когда юноши встречали меня, то, я думаю, они предполагали увидеть меня смертельно уставшим. С чуткостью и заботой они проводили меня в гостиницу, где была забронирована комната на первом этаже. Я попросил себе комнату на верхнем этаже, сказав управляющему, что там прекрасный вид из окна, и я лучше буду чувствовать себя там, когда проснусь.Управляющий был рад сделать мне одолжение, но у юных каратэка и служащих гостиницы возникло опасение, что я, спускаясь вниз, могу споткнуться и свалиться с лестницы. Мне пришлось продемонстрировать всем, что человек в возрасте девяноста лет ещё может самостоятельно подняться на верхний этаж и спуститься вниз.

 Как я потом узнал, жители города предполагали, что мне по меньшей мере на двадцать лет меньше. Всё моё путешествие в Симода было очень приятным, но пригласившие меня, казалось, получили удовольствия гораздо больше, чем я. Вспоминая их улыбающиеся лица, которые были со мной всюду, я понял, что дело моей жизни далеко от завершения. Хотя каратэ-до прошло большой путь развития, оно ещё не достигло той популярности, о которой я мечтал. Тогда я понял, что должен идти вперёд по жизненному пути, пока не увижу завершения работы, начатой мною много лет назад.



 Вежливость



 Некоторые энтузиасты каратэ думают, что его можно изучить, только занимаясь с настоящими инструкторами в додзё. Там можно изучить технику, но при этом никогда не стать истинным каратэка. Буддистская пословица говорит, что «любое место может быть додзё», и каждый, кто хочет следовать по пути каратэ, не должен забывать об этом. Каратэ-до – это не только умение применять приёмы самозащиты, но и путь постижения искусства быть хорошим и честным членом общества.

 Мы приветствуем наших друзей, говоря им «Доброе утро!» или «Добрый день!», и делимся впечатлениями о погоде. Это настолько привычно, что мы не задумываемся над этим. А, пожалуй, стоило бы поразмыслить. Сейчас, во время расцвета свободы и демократии, я рискую прослыть консерватором и даже реакционером, если предложу всем вежливость, которую мы демонстрируем в отношении соседей и знакомых, распространить на членов наших семей.

 Однако, я уверен, что нам необходимо оказывать больше внимания нашим одиноким родителям, бабушкам, дедушкам, братьям и сестрам. Это такое обычное дело, что мы о нём просто забываем. Юные в особенности должны проявлять величайшее уважение к старикам и заботиться о своей семье. Это очень важно не только для занимающихся каратэ, но и для всех людей вообще. Сознание подлинного каратэка должно быть наполнено такой заботой прежде, чем он обратит внимание на свой тело и совершенствование техники. Любовь к каратэ, любовь к себе, любовь к семье и друзьям: всё это – разные проявлении единой любви к своей Родине. Подлинную сущность каратэ можно постичь только через эту любовь.

 Возьмем, для примера, одно из обычных повседневных дел – посещение общественной бани. Наверное, каждому из нас приходилось столкнуться с тем, что долгие поиски свободного черпака или деревянного тазика завершаются около искомого, наполовину заполненного грязной водой. Это означает, что перед использованием вы должны очистить его от грязи. Оказывается, предыдущий посетитель пренебрёг элементарными правилами поведения. Некоторые люди полощут своё полотенце в общей ванне и иногда заходит так далеко,– что моются в воде, использованной другими посетителями. Иногда человек, желая побриться, видит, что зеркало занято, и вместо того, чтобы дождаться, пока оно освободится, начинает бриться без зеркала, не видя, что он делает. Каждый воспитанный человек, одевшись, сделает три-четыре шага, чтобы поставить корзину, в которой лежало его бельё, на прежнее место и не оставит эту работу банщику. Общественная баня – одно из лучших мест в мире, где каждый человек в повседневной жизни может показать окружающим, что он из себя представляет на самом деле.

 Я не помню, как давно это было, но мне случилось прочесть автобиографию ныне покойного Нома Сэидзи, основателя крупнейшего книжного издательства «Коданся». Я хорошо запомнил эту книгу и извлёк из неё очень важный урок.Одно место его автобиографии произвело на меня особенно яркое впечатление. «Каждый вечер я хожу в общественную баню,– писал автор.– Когда бы я ни пришёл, банщик приветствовал меня словами: „Добро пожаловать!", а когда я уходил, он всегда вежливо говорил мне: „Благодарю Вас за посещение!" Я долгое время не отвечал на его приветствия, но однажды вдруг осознал, что это просто невежливо.»

 Нома Сэидзи подчёркивал особую важность ответов на такие приветствия, и я решил использовать его совет в аналогичной ситуации. На следующий день, войдя в баню, я услышал слова приветствия, улыбнулся, банщику и ответил: «Добрый вечер!» Банщик, более, чем удивлённый моим неожиданным ответом, тоже улыбнулся мне. Выходя, я в ответ на его слова «Благодарю Вас за посещение» вежливо пожелал ему «Спокойной ночи!» После этого случая мы с банщиком стали приятелями! Тон его голоса, который ранее был почти безразличным, стал более тёплым, а для меня посещение бани стало большим, чем ежедневной привычкой.

 Я всегда говорю своим ученикам:"Тот, кто думает только о себе, не готов к занятиям каратэ." Я заметил, что те ученики, которые серьезно изучают это искусство, всегда очень вежливы в обращении друг с другом. Они также проявляют большую настойчивость в достижении цели, что очень важно при изучении каратэ.

 Каждый год в апреле множество новых учеников начинают заниматься в группах каратэ на кафедрах физического воспитания университетов. Большая часть новичков приходит на занятия для того, чтобы физически окрепнуть, воспитать волю и развить силу духа. В массе учеников всегда находятся и такие, которые изучают каратэ, чтобы потом использовать его в драке. Они, как правило, незаметно исчезают из додзё через полгода занятий, потому что подобные глупцы не способны следовать подлинному пути каратэ.

 Интерес к каратэ, несмотря на тяжёлые тренировки, способен сохранить только человек с высокими идеалами, который хорошо понимает: чем труднее тренировки, тем пленительнее это искусство.



 САМОЕ ГЛАВНОЕ

 Шесть правил постижения сути



 Я уверен, что лучший путь постижения сути каратэ-до заключается не в изучении техники ката, а в постижении смысла, заключённого в каждом упражнении. Технику всех ката я очень подробно разобрал в книге «Каратэдо кйхон» и кроме того, не они являются главным предметом моей автобиографии. Здесь я хочу только указать шесть правил, строгое соблюдение которых совершенно необходимо всем тем, кто стремится постичь суть искусства каратэ.

 1. Вы должны быть предельно целеустремлённым на всех тренировках. Когда я говорю так, то имею в виду не то, что вы должны быть достаточно усердны и старательны, это само собой. Я подразумеваю, что ваш воображаемый противник должен всегда присутствовать в вашем подсознании, сидите вы или стоите, шагаете или делаете движение руками.

 Если в бою вы наносите удар, то должны быть абсолютно убеждены в том, что этот удар – единственный, это – ваш последний шанс, и именно он решает всё в вашей жизни. Если вы сделаете сейчас ошибку, то погибнете. Необходимо всегда быть готовым к такой возможности.

 Вы можете тренироваться в додзё много и даже очень много, но если при этом вы только машете руками и ногами и прыгаете вверх и вниз, как марионетка, то ваше обучение каратэ не очень отличается от обучения танцам. Так вы никогда не постигните сути искусства каратэ-до. Быть предельно целеустремлённым важно не только для каратэка, это столь же важно в повседневной жизни каждого человека, потому что жизнь сама по себе является борьбой за существование. Тот, кто благодушно думает, что после первой неудачи у него будет другой шанс исправить ошибку, редко добивается успеха в жизни.
Отдавайтесь тренировке всем своим существом, забудьте о болтовне. Очень часто люди, которым не хватает трудолюбия на тренировках, много болтают о каратэ.

 Я вспоминаю, как один каратэка, отрабатывавший очень сложное ката, сказал мне со вздохом: «Совершенно невозможно тренироваться упорнее, чем я. Я тренируюсь уже два месяца, но никак не могу освоить это ката. Что же мне делать?» Два месяца!!! Да, разве можно освоить ката за два месяца?!

 Позиция «кибадати», например, кажется очень простой, но никто не сможет освоить её, даже если он будет тренироваться каждый день в течение года, до тех пор, пока его ступни не станут тяжёлыми, как свинец. Сколь вздорны тогда жалобы человека, который хочет за пару месяцев добиться мастерства в ката!

 Настоящее мастерство каратэка приобретается не чтением и разговорами, а систематической тренировкой своего тела. Если другим удаётся добиться мастерства в ката, которое вы отрабатываете, то почему же вы не можете сделать этого? Что вы делаете неправильно? Эти вопросы вы должны задавать себе постоянно и тренироваться до тех пор, пока не упадёте от усталости; и даже после этого вы должны продолжать тренировки, поддерживая тот же строгий режим. То, что вы узнали, услышав от других, забудете очень скоро; то, что вы заучили всем своим телом, будете помнить до конца жизни.

 Каратэ-до содержит такое огромное количество ката, приёмов и базовых техник, что ни один человек не способен усвоить их за короткое время. Кроме того, не поняв значения каждой техники в ката, вы никогда не сможете запомнить, независимо от продолжительности ваших занятий, всё многообразие приёмов и техник. В каратэ-до всё взаимосвязано. Если вы не можете понять отдельной части, то не поймёте и целого. Если же вы полностью овладели одной техникой, то вы поймёте её тесную взаимную связь с другими техниками. Вы поймёте, что все ката (их более двадцати) могут быть сведены к нескольким основным техникам, поэтому, если вы добились мастерства в исполнении хотя бы одного ката, то вскоре начнёте понимать и остальные, даже только наблюдая за их исполнением или изучая их под руководством своего инструктора.

 3. Будьте настойчивы и не сворачивайте с избранного пути. Я хочу вам рассказать одну старую историю, которая хорошо иллюстрирует это правило. Это история одного очень известного ракугока, который в юности постигал своё искусство у очень строгого учителя. День за днём, неделю за неделей, месяц за месяцем, год за годом юноша декламировал один и тот же кусок из «Тайкоки», а учитель так и не разрешал ему перейти к чему-то другому.

 Наконец, совершенно отчаявшийся юноша, которым был, если я правильно помню, знаменитый ракугока Косидзи, убедил сам себя в том, что он совершенно не годится для этой профессии и сбежал ночью из дома своего учителя.

 Косидзи пешком отправился в столицу Эдо, чтобы найти себе более подходящее занятие. Он шёл по дороге Токайдо и остановился переночевать на постоялом дворе в префектуре Сидзуока, где по счастливой случайности в тот же самый вечер хозяин двора проводил состязание сказителей.

 Терять бедному юноше было нечего, и он принял участие в состязании, где прочитал, конечно, тот же самый отрывок из «Тайкоки», чтение которого он отрабатывал так долго. После того, как он закончил, хозяин постоялого двора не мог сдержать своего восхищения. «Это было прекрасно!– воскликнул он.– Скажите мне, кто Вы? Я уверен, что Вы – очень знаменитый мастер!»

 Юный Косидзи, польщённый неожиданной для него похвалой, признался, что он – всего лишь начинающий ракугока. Его изумлённый собеседник воскликнул: «В это невозможно поверить! Вы выступали перед нами, как знаменитый мастер.
 2.У кого же тогда Вы учитесь?»

 Хосидзи рассказал ему, что сбежал от чрезмерной требовательности учителя.

 «Ах, какую ужасную ошибку Вы совершили! – воскликнул хозяин постоялого двора.– Ведь только благодаря требовательности вашего учителя, Вы смогли так замечательно выступить сегодня вечером. И это после всего лишь нескольких лет обучения! Позвольте дать вам совет. Немедленно возвращайтесь к своему учителю, попросите у него прощения и умоляйте его возобновить ваше обучение.»

 Юный Косидзи послушался совета, вернулся к учителю и стал позднее очень известным ракугока того времени.

 Я рассказал эту историю не только для того, чтобы вдохновить на упорные и настойчивые занятия юных ракугока или каратэка. Я рассказал её, как поучительный пример, имеющий истоки в реальных событиях и дающий нам положительный жизненный опыт.

 4. Избегайте чванства и догматизма. Человек, который бахвалится перед окружающими или ведёт себя на улице развязно, никогда не добьётся подлинного уважения, даже если он обладает очень хорошими способностями к каратэ или другому виду боевого искусства. Ещё более абсурдно слышать бахвальство тех, у кого нет способностей. В каратэ именно начинающие обычно поддаются искушению похвалиться и пустить пыль в глаза. Совершая такое, ученик позорит не только себя, но и то искусство, которому решил себя посвятить.

 5. Старайтесь видеть себя в истинном свете и использовать всё положительное в опыте других. На тренировках вы будете часто работать с партнёром. Когда вы видите сильные стороны вашего партнёра, постарайтесь их перенять. Если на тренировке вам показалось, что у вас всё получается хуже, чем у партнёра, спросите себя, чего вам не хватает? Может быть вам не хватает настойчивости? Каждый из нас имеет хорошие качества и плохие; мудрый человек стремится превзойти то лучшее, что он нашёл в других и избегает дурного.

 6. Всегда придерживайтесь твёрдых этических принципов в своей повседневной жизни, как общественной, так и личной. Это правило требует строжайшего соблюдения. В боевых искусствах, особенно в каратэ-до, многие начинают свой путь новичками, а потом, постепенно прогрессируя, добиваются больших успехов и становятся лучшими каратэка, чем их учитель. Всё чаще я слышу, что учителя обращаются к ученикам с такими словами, как «осиэго», «монтэй», «дэси», «кохай». Мне кажется, что таких обращений следует избегать, ибо неизбежно наступит время, когда ученик превзойдёт своего учителя. Учитель, использующий такие обращения, подвергается опасности впасть в самодовольство и забывает, что наступит день, когда молодой человек, к которому он обращался столь пренебрежительно, не только догонит, но и опередит его в искусстве каратэ или в какой-то другой области человеческой деятельности. Известная притча о черепахе и зайце написана, не только для маленьких детей. Я часто говорю моим юным коллегам, что никто не достигнет совершенства в каратэ-до, пока не поймёт, что каратэ – это, прежде всего, Вера и Жизненный Путь.

 Когда человек берётся за дело, он горячо молится об успехе своего начинания. Тем не менее, он знает, что нуждается в помощи других людей: успеха не добиться в одиночку. В каратэ-до, оказывая помощь другим и принимая помощь от других, человек приобретает способность возвышать искусство до Веры, которая помогает совершенствовать и тело, и душу, и приводит, наконец, к пониманию подлинной сути каратэ-до.

 Мне бы очень хотелось думать, что я неправ, но мне кажется, что молодые каратэка слишком часто стали употреблять такие выражения, как «дзицурёку гата», «сэнто гата», «дзиссэн гата». Эти термины по-детски глупы и говорят лишь о полном непонимании сути каратэ-до.Целью каратэ-до является достижение гармоничного совершенства духа и тела, поэтому выражения, отражающие только физическое превосходство, никогда не должны использоваться в связи с этим искусством. Как прекрасно сказал буддистский монах Нитирэн, «каждый, кто изучает сутры, должен читать их не только теми глазами, что на лице, но и теми, которые находятся в его душе.» Эти слова – прекрасное наставление для всех каратэка, которое следует помнить всегда.



 Нарушение правил



 Я должен признаться, что однажды мне пришлось отступить от строгого соблюдения перечисленных правил. Этот случай произошёл вскоре после окончания Второй Мировой войны.

 В то время мне было только около восьмидесяти лет, я был значительно более активен, чем сейчас, и однажды отправился на поэтический вечер в Тамагава. Чтобы отпраздновать годовщину встречи, туда было привезено немалое количество спирного. Вечер, естественно, затянулся, и я едва успел на последний поезд, уходящий в Токио.

 Япония того времени ещё не избавилась от послевоенного хаоса. Люди знали, что ночью ходить в одиночку было опасно. Я понадеялся на то, что вряд ли кто-то пристанет к такому старому человеку.

 Я вышел на станции Оцука и отправился домой. Вся эта часть Токио была пустынна и сильно разрушена во время бомбёжек. К моему счастью, дом, в которой я жил, не пострадал.

 Начался дождь. Я поднял воротник, раскрыл зонтик и пошёл к дому. Встреча, о которой я хочу рассказать, произошла где-то между Оцука и Хикавасита. Началось с того, что от телеграфного столба отделилась какая-то тёмная фигура.

 – Эй, старик! – сказал этот человек и хлопнул рукой по моему зонту.

 Решив, что это кто-то из друзей или знакомых, я обернулся и, сняв шляпу, вежливо поклонился. Человека это явно удивило. "После короткой паузы он неуверенно спросил:

 – Как насчёт сигаретки?

 Теперь я понял, что это – грабитель, но по его голосу можно было догадаться, что он ещё новичок в этом деле, хотя и хочет казаться «профессионалом».

 – Я не курю,– ответил я. Должен сказать, что я никогда не ношу сумок. Той ночью я нёс пустой ящичек для завтрака и несколько книг, завёрнутых в простой тёмный фуросики.

 – Зачем врать, старик? – спросил человек.– У тебя ведь есть несколько сигарет в фуросики?

 – Я же сказал, что не курю. Может быть вы дадите мне пройти?

 – И не думай об этом,– воскликнул человек.– Развязывай фуросики
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980