Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1120
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

Деньги и киокушинкай.

Деньги - это социальная необходимость. Они могут бьпь заработаны честно в качестве награды за труд через кровь, пот и слезы. Но деньги могут быть и "грязными", и во всех случаях они уходят так же, как и приходят. Для меня печально сознавать, что некоторые судят' обо всем с точки зрения денег, считая, что на них можно купить все. Только иногда оценка в деньгах является важной в ежедневной жизни и для следования выбранному курсу. Занимаясь в молодости карате, я часто испытывал нужду в деньгах. Мне противно было думать о них. Иногда нечего было есть. Я часто проклинал их и считал, что только карате существенно важно. Тогда я был преисполнен состоянием молодости. Я занимался карате на свободном участке, куда приходили соседские ребятишки и домашние хозяйки посмотреть на Ояму, который мог ломать рога быков. Каждый день кто-нибудь из них просил меня принять его учеником, но я всегда отказывал. Я отвечал, что тренируюсь и пытаюсь добиться совершенства в избранному пути, только для себя, и не намереваюсь стать учителем. Великий Миямото Мусаси за всю жизнь взял два или три ученика. Но молодые люди, наблюдавшие за моими занятиями, были настойчивы. Некоторые говорили, что для них достаточно того, что я позволю наблюдать и имитировать то, что делаю сам. Понимая их желания, я чувствовал, что не могу отказать, и прежде, чем это случилось, я стал в какой-то степени руководителем тренировочного зала, хотя вряд ли так можно было назвать участок возле моего дома, где мы занимались.
 Учителя воин ;кого искусства в прошлом отбирали своих воспитанников и заботились о них, не требуя платы. Правда, некоторым инструкторам удавалось разбогатеть, получив поместья от феодалов. Но учителя, жившие и работавшие в городе, не думали о богатстве и о славе. Я решил следовать их примеру и не брать деньги за уроки. Но число желающих тренироваться со мной росло, и человек, одолживший мне участок, потерял терпение. Поэтому пришлось искать другое место для тренировок. Нужно было большое помещение с деревянным полом. Наконец, мы нашли кое-что подходящее. Но так как нужно было платить за аренду, я согласился, чтобы воспитанники сами несли эти расходы.
 За последние 30 лет, благодаря моим напряженным усилиям, карате распространилось во всем мире. Сформирована Международная Федерация карате, и сейчас существует более 550 тренировочных залов в 60 странах мира. Для всего этого необходимы деньги. Например, чтобы провести только один Чемпионат Мира, требуется около 100 миллионов долларов. Одному каратисту невозможно покрыть эти расходы. Конечно, многие были бы счастливы купить нашу ассоциацию карате практически за любую цену, которую я назову. Но продажа противоречила бы пути боевого искусства, по которому я следую. За последние три десятилетия мое отношение к деньгам изменилось. Сегодня наша организация полагается на услуги огромного количества людей. Деньги требуются на управление организацией. Деньги - это кристаллизация человеческого труда. В то же время - они существуют для отношений между людьми. Я работаю на основе лозунга:
 "Деньги - это ценность, но человек не должен быть к ним привязан". Деньги не должны быть самоцелью. Они являются абстрактной заменой человеческих ценностей. Их можно обменять на вещи соответствующей стоимости, но они не имеют ценности сами по себе. Понимание того, что деньги только средство, очень важно. Поэтому я думаю, что скряга, копящий деньги ради них самих, очень жалкая личность.
 Сегодня любой труд можно оценить в деньгах, но не любой труд продается. Человек, работающий честно и добросовестно, чтобы создать что-нибудь, был бы страшно разочарован, если бы он думал, что его усилия были бы ни чем иным, как определенной суммой денег. Человек, посвятивший себя боевому искусству, продающий себя за деньги или в качестве телохранителя, не является больше человеком боевого искусства.
 У меня есть друг, работающий в одной компании. У него талант продавца, и он всегда завоевывает доверие людей, с которыми вступает в контакт. Говорят, компания зависела от его способностей, хотя он даже не закончил школы. В 1947-48 гг., когда мой друг был бродягой и безработным, президент компании дал ему работу и помог развивать свой талант. Однажды он пришел ко мне за советом. Оказалось, что заметив быстрый рост компании, конкурирующая фирма старалась соблазнить моего друга и, таким образом, приостановить быстрый рост компании. Человек от этой фирмы вступил с ним в контакт, и кто-то послал по его адресу чек на 10 миллионов иен. "Что мне делать, Ояма?", - спросил он. -"Сейчас положение такое, что я даже не могу позволить себе купить собственный дом. Но если я сменю компанию, я буду значить вдвое больше, чем теперь, и смогу приобрести дом на эти 10 миллионов. Однако, я не знаю, как смогу предать мистера А (президента компании, в которой он работал)". Я сказал ему, что это предложение, может быть, отличный шанс, и что переход означает для него много денег. Но если он сделает это, люди, доверявшие ему, прервут с ним все отношения из-за предательства мистера А, и добавил, что я был бы первым, кто прекратил бы с ним разговаривать. Мой друг посмотрел мне в глаза, поблагодарил и последовал моему совету. Спустя несколько лет мистер А пришел узнать, что я думаю о назначении моего друга президентом. Мистер А, достигший пенсионного возраста, видел преимущество в том, чтобы назначить президентом моего друга, а не своего сына. Я сказал, что это отличная мысль. А затем растрогал мистера А до слез, рассказав ему о преданности моего друга компании, несмотря на большой соблазн. Позднее, мой друг руководил компанией как президент, ведя ее к дальнейшему могуществу как в Японии, так и за границей.
 Каждый месяц сотни людей просят принять их в тренировочный зал, и каждый год ряд воспитанников завоевывает черный пояс. И все больше обладателей черных поясов выражают желание открыть свои залы, Я обычно удивляюсь этому, так как эти люди слишком молоды для руководства другими, а также тем, что они оставляют дальнейшее изучение карате. Я не представляю их в роли учителей, но не хочу мешать им в руководстве залом. Напротив, я был бы рад видеть как можно больше залов и в Японии, и за границей. Однако меня беспокоит то, что такие молодые, неопытные люди станут учить тому, что они сами не до конца понимают'. Пока мне не исполнилось 35 лет, я не руководил тренировочным залом, а путешествовал по всему миру, вызывая на поединки людей, владевших боевыми приемами. И только после этого я, наконец, взял на себя ответственность открыть тренировочный зал, и люди, страстно желавшие стать моими учениками, смогли осуществить свое желание.
 Я хочу предостеречь всех молодых людей: "Не спешите в поисках благополучия или богатства. Важен лишь выбранный путь и усердие, с которым вы совершенствуетесь в достижении вашей цели". Я начал изучать карате в 9 лет и изучал его в течение 40 лет. И все еще учусь. Иногда я просыпаюсь среди ночи с мыслью о каком-то незначительном улучшении или обновлении какого-либо приема. Я удивляюсь, какое понятие о карате и о боевом искусстве имеет молодой человек 25-26 лет, обладающий третьим или четвертым даном, если перестав тренироваться, он начинает учить других, становится упитанным и ленивым. Я сейчас сам руковожу большой организацией, но не советую людям моложе меня добиваться подобной ответственности, во всяком случае пока им нет еще 30-ти с лишним лет и даже больше. До этого возраста они должны продолжать концентрироваться в своем духовном и физическом развитии, а не думать о славе, положении или благополучии. В этом возрасте человек быстро достигает хороших практических результатов, если много сил вкладывает в освоение приемов.
 Люди полагают, что добившись больших результатов в определенном искусстве или ремесле, они немедленно должны извлекать выгоду из того, чему научились. Стремление к немедленному успеху проникло и в мир карате, и в другие виды боевого искусства до такой степени, что некоторые наставники готовы присуждать степени и даны за плату. Сегодня титулы продают некоторые иностранцы, чей общий дан в различных видах боевого искусства достигает 20. Подобные вещи были немыслимы в прошлом, когда требовалось 10 или 20 лет, чтобы получить дан от мастера. А подтверждающим документом, вручаемым за столь долгий период, обычно был листок бумаги с несколькими основными правилами. Это не указывает на отсутствие значимости боевого искусства. Но это означает, что мастерство не может быть зафиксировано в документе или выражено словами. В них нет необходимости. Человек, тренировавшийся 10 лет и больше, сделает свое искусство неотъемлемой частью существования. В такой преданности для мгновенных успехов и многословных документов просто нет места. Я рассматриваю стремление к быстрому успеху как часть более широкого крута желаний, включающего чрезмерную обеспокоенность о деньгах, заботе о своей личной выгоде.
 Человек, действительно преданный боевому искусству, тренирует себя, чтобы стать полезным. В прошлом о людях судили на основании их образованности и преданности делу. Я искренне надеюсь вновь и вновь возвратиться к этим критериям. Глупо копить деньги ради денег или ради их количества, но и накопительство для наследников тоже неправильно. Китайцы говорят, что большое наследство лишает умного сына инициативы, и позволяет глупому совершать ошибок даже больше, чем если бы он был беден. Это действительно так. У меня нет намерения оставлять моим детям крупную организацию карате, которой я руковожу. Только человеку, который следует по пути совершенства, по которому следую я, и который сможет осуществить руководство так, как это делаю я, будет передано мое дело.
 Единственно важное, что я унаследовал, были дух, энтузиазм и человеколюбие таких великих людей, как Миямото Мусаси, Бисмарк, Конфуций и Шакьямуни. Я не оставлю крупного состояния своей семье. (Я часто повторяю своим ученикам, что они могут плюнуть на мою могилу, если я это сделаю). Но я надеюсь передать будущим поколениям факел надежды, который будет вдохновлять и озарять их путь так же, как и мой.

Наедине с самим собой.

Как я уже сказал, находясь в тюрьме после Второй мировой воины, я был обеспокоен своим будущим, так как не имел специальности, и поэтому решил посвятить себя карате. Тогда многие были враждебно настроены к боевому искусству из-за ужасных экспериментов, проводимых японской военщиной до и во время войны. Но наблюдая, как процветает гангстеризм, а также насилие и другие преступления, чинимые американскими солдатами, я понял, что страна без тренированных людей никогда не сможет добиться независимости. Поэтому я выбрал карате, и когда освободился из заключения, отправился в лес, на гору Минобэ, где тренировался полтора года. Это было прекрасное место с величественными кедрами и другими деревьями, речкой и водопадами, бежавшими между скал по каменистым долинам. На половине пути к вершине стоял храм. Я жил неподалеку, в развалившейся хижине сторожа. Я полагаю, что практически каждому, кто полностью отдал себя выбранному пути, следует пройти через подобную тренировку в одиночестве. Но это нелегко. Самое страшное - это одиночество. В полной изоляции низменные инстинкты проявляются сильнее. Есть только два пути для преодоления одиночества:
 покинуть это место или мобилизовать все свои силы и помочь себе в выполнении поставленных целей. Я выбрал последнее. За поддержкой я обращался к разного рода вещам. Например, я купался в водопадах, вздувшихся от хорошего дождя. Сидя в воде, я погружался в созерцание Дзэн. Подолгу смотрел на Луну и бесчисленные звезды. Иногда я даже колол колючками ноги и' и бился головой о камни. Тем не менее благодаря занятиям и созерцанию в сидячем положении Дза-дзэн, за 18 месяцев я впервые вошел в то состояние концентрации, в котором совершенно ни о чем не думал, и которое в Йоге называется Самадхи. В дни созерцания, зимой и летом, я сидел у горной реки или у подножия дерева, или стоял на скале. Занятия карате состояли из выполнения сотни ката ежедневно, плюс тренировки со стволами деревьев и валунами. Ночью, когда одиночество было невыносимым, я пытался совершенствоваться в духовном созерцании, обращаясь за помощью к нескольким приемам.
 Иногда я с полузакрытыми глазами до утра читал наизусть, глядя на пламя свечи или кусок бумаги на стене. На бумаге я написал определения для спокойствия (справа) и для действия (слева). Иногда у меня были галлюцинации, и я принимал шорох ветвей и птичье пение за человеческие голоса. Но крики лисиц и барсуков были утешением. Слыша их, я успокаивался, потому что теплотворные создания находились рядом. Тренировка днем была такой интенсивной и такой концентрированной духовно, что я просто забывал почувствовать себя одиноким. Поэтому днем я был обычно в хорошей форме, и в подавленном состоянии -ночью. Но к концу пребывания в горах я почувствовал проблески того, что освобожденное состояние освобождения, в котором ни о чем не думаешь. Еще мне помогали мои друзья лисицы, приходившие каждую ночь. Помогали и дети, которые указывали на меня пальцами: "Тенгу (длинноносый домовой)". Помогал и мой успех после многих неудач в разбивании булыжника ударом шуто (ребром ладони).
 Я постепенно стал достигать углубленного духовного единства, так как шел от сосредоточения и концентрации к освобождению и, затем, к отреченному состоянию освобождения, когда я мог видеть все движения и реагировать на них моментально, не раздумывая. В таком состоянии человек способен справиться с любым нападением. Независимо от того, как движется нападающий, тело реагирует быстро и точно. Когда я достиг этого состояния, я понял, что люди больше не являются моими соперниками и решил испытать свою силу на быках. В схватках с быками и людьми, вдвое превосходящими меня по силе, я не всегда был в "отреченном состоянии освобождения". Однако я всегда находился в нем, когда вопрос касался жизни и смерти. Иногда, отключая сознание или боясь проиграть, я применял более сильные атаки, чем было необходимо, что влекло за собой тяжелые повреждения. Один случай чуть было не заставил меня навсегда забросить карате. На меня напал вооруженный ножом гангстер, и я нанес ему удар по верхней губе кулаком, сжатым в форме головы дракона (рютокен). Он умер, оставив жену и ребенка.
 Я не был виноват, так как только защищался, но был глубоко огорчен тем, что карате, которым я никогда не хотел причинять зло, привело к смерти. Меня мучили угрызения совести за семью убитого мной человека. Наконец, объявив, что я покончил с карате, я направился на ферму, где работал за пятерых, зарабатывая деньги, чтобы помочь семьей покойного. Я знал, что расстался с карате, но это меня не потрясло. Я обнаружил, что крестьянский труд намного легче, чем занятия карате. В течение этого года я не сделал ничего, что могло бы напоминать тренировку карате, хотя, возможно, случайно повторял какие-нибудь движения. Позднее, когда у меня появилось предложение поехать в США, чтобы продемонстрировать искусство карате для всего мира, ко мне вернулась мечта моего прошлого. Более того, семья убитого мной человека настаивала на моем возвращении в карате. Ребенок даже пожелал мне успеха в поединках с иностранцами. Хотя я и прекратил тренировки из-за серьезной причины, отсутствие их, казалось, только сделало мое карате более мощным. Постепенно я восстановил состояние, в котором мои кулаки действовали бессознательно. Но я не гордился. Все что я хотел - это видеть руки в благодарной молитве карате. И это направляло меня. Мое карате больше не принадлежало мне. Это было карате ради других, которое понимали и принимали другие. Познав это, я почувствовал, что тренировки все меньше контролируются сознанием, и я существовал постоянно между состоянием сосредоточенности и освобождения.
 Сосредоточенность на одной точке является важным методом тренировки для достижения состояния духовного единства. Состояние отрешенного освобождения, в котором мозг свободен и действовать без ограничения, регулируемое дыхание и тело, следующее за освобожденным сознанием, - все это является целью, на которую должна быть направлена тренировка. Но не созерцание Дзэн и не сознательный подход позволяют вам достичь этого состояния, а только усердное занятие карате и долгое оттачивание приемов, может быть, в течение 30 лет. В связи с этим, интересно заметить различие в возрастах зрелости между людьми занимающимися восточными видами боевого искусства, и обычными спортсменами.
 Так как физическое развитие и сила для обычных спортсменов имеют основное значение, существует определенная система отбора наиболее развитых молодых людей. С другой стороны, благодаря тому, что восточные боевые искусства связаны с духовным единством и зрелостью, и что духовная и физическая тренировка - вещи более важные, чем талант, каратист находится в своей лучшей форме между 40 и 50 годами. Теперь, когда я участвую в схватках с молодыми людьми, я всегда могу предвидеть, что они будут делать, до такой степени, что никогда не применяю ударов рук или ног. Я могу просто отступить в сторону или опрокинуть противника, не прибегая к жестким методам. Но это стало возможным лишь тогда, когда я, постоянно тренируясь, достиг сорокалетнего возраста. Карате больше других видов боевого искусства напоминает Дзэн. В нем нет меча. Это означает, что карате стоит выше идеи победы или поражения, и это путь жизни ради других людей в соответствии с путем богов. Следовательно. это означает глубочайший уровень человеческой мысли! Мастера боевою искусства прошлого говорили, что самурай должен уяснить для себя истину относительно жизни и смерти. Карате и другие виды боевого искусства ищут освобождения от мыслей о смерти. Раньше люди с готовностью отдавали жизнь ради своих господ.
 В современном демократическом обществе мы должны делать то же самое для народа, но только до тех пор, пока люди не избавятся от коррупции. В самом деле, предупреждение коррупции в людях является одной из задач, над которой надо работать. Но здесь важно, какой избрать путь. Действительно достойный человек готов стать жертвой за правоту, в которую он верит. Он свободен от страха перед смертью и не думает о своей славе и судьбе. Мастера воинского искусства XIX века говорили, что высшие идеалы самурайства требуют освобождения от всех соприкосновений с жизнью. Конечной целью воинского пути является разрыв всех связей, включая самые важные, а именно соприкосновения с жизнью и страха перед смертью, возникающего как результат от этого соприкосновения. И это - цель моего каратэ киокушинкай (Общества абсолютной истины). Но путь к истине долгий. Один из моих лозунгов:
 "Человек остается начинающим в течении 1000 дней, находит истину после 10000 дней практики". Люди изучающие искусство безоружных поединков в древнем Китае, должны были пройти девятилетний курс тренировки. 3 года учиться как стоять, 3 года - как ходить и 3 года - как сжимать кулаки. Сегодня в киокушинкай мы учим этим трем основам одновременно. Тем не менее, только одному или двум ученикам удается добиться такого мастерства, что они получают титул седан в течение года. Но настоящие трудности наступают после начальной стадии, когда каратист не встречается больше с противниками своего уровня мастерства. Он участвует в схватках со старшими, которые духовно и технически превосходят его. Они определяют пределы, которые молодой человек должен преодолевать ежедневно, если он хочет добиться успеха. Именно на этом трудном этапе мы и теряем учеников, которые находят невозможным идти в ногу в напряженном ритме тренировки киокушинкай. Они падают духом или уходят. Некоторые просто не выдерживают. Другие начинают бояться боя. Иные, с талантом и способностями, соблазняются другими школами карате, где им обеспечены первые степени, даже если у них только седан или нидан в киокушинкай. Кое-кто опускается еще ниже. Поскольку занятия карате укрепляют и развивают тело, это делает каратистов привлекательными для женщин и полезными в качестве телохранителей. Но часто случается так, что люди с развитым телом, но с недостаточно развитым сознанием, становятся подонками, преступниками и теряют себя в так называемой легкой жизни с женщинами, спиртными напитками и азартными играми. Их падение тем более трагично, что в свое время они могли бы добиться успеха на правильном пути. Если бы они были стойкими, стремились раздвинуть пределы своих возможностей, то смогли бы достичь состояния освобождения, которое является конечной истиной. Эта истина называется совершенством не только в приемах карате, но и в душевном равновесии и целостности, а также моральном поведении.

Популярность и признание.

Прежде чем обратиться к этой теме, я должен объяснить природу "бума" карате, охватившего весь мир. Утверждать, что фотографии с изображением определенных движений каратиста стимулировали такой интерес - нелепо. Актер, изображенный на этих фотографиях, был воспитанником моего ученика. Он был не настоящим каратистом, а актером. Тем не менее он очень уважал киокушинкай карате и, говорят, в своей комнате держал мою фотографию. "Бум" карате начался не с него и не в Японии. В действительности, Япония была лишь в числе последней из стран, почувствовавших его влияние. Популярность же карате в мировом масштабе началась тогда, когда я совершил турне по США с показательными выступлениями.
 Затем я опубликовал книги на английском, французском, немецком, голландском и многих других языках и открыл тренировочные залы в 55 странах. Известность киокушинкай карате росла так быстро, что молодые люди в других странах полагали, что каждый крестьянин Японии является экспертом по карате и иногда обращались как к мастеру к любому представителю Востока, что послужило причиной незаконного роста числа тренировочных залов под моим именем, но без моего разрешения. Люди, вовлеченные в это, не умели делать ничего, а лишь прочитали мои книги. Но, как известно каждому, карате нельзя обучаться по книгам.
 Я убивал быков голыми руками и бросал вызов всем представителям национальной ассоциации карате, но после Второй мировой войны люди боевого искусства не очень ценились в Японии. Поэтому я путешествовал по другим странам, демонстрируя мощь карате и приобретая учеников и друзей. Только намного позднее киокушинкай карате, пришло в Японию в новой форме, более сильное, отличавшееся от довоенных школ карате. Я утверждаю, что демонстрация преимуществ карате, а не красочные фотографии, имитирующие движения, принесла карате всемирную славу и известность. Внешней стороной карате и моей работы за границей, которые привлекли бесчисленных поклонников, несомненно являются сила и мощь. Я сделал только семь показательных выступлений в США, но они так широко освещались по радио и по телевидению, что каждый мог увидеть, чего можно достичь с помощью тренировки в карате. Я использовал все преимущества из достигнутого мною во время тренировки в горах. Я победил всех противников, иногда не более чем за секунду, и никогда мне не требовалось более двух минут. Все молодые люди хотят стать сильными. Увидев, что могу я, молодые американцы захотели достичь моей мощи. Сначала многие звонили в тренировочные залы, руководимые дзюдоистами, которые прочитали мои книги или видели несколько красочных фотографий. Люди толпами шли к ним, как позднее шли в залы, руководимые моими учениками. Вскоре, большое количество воспитанников школ дзю-до стали решительно покидать свои залы, а залы карате наполнялись.
 Примерно в это время я издал свои книги на английском языке: "Что такое карате?" и "Это есть карате". Так как карате захватило молодежь на Западе, в Японии стали тоже интересоваться им. Этот интерес возрастал быстрее и шире чем я ожидал. Вскоре мне пришлось проводить огромную тренировочную и воспитательную работу в Японии. Многие шли прямо ко мне. Но кроме того, я понял, что необходимо тренировать людей, которые без знания и мастерства, и без моего разрешения открыли тренировочные залы Мае. Ояма в Японии.
 Для международного руководства школами в США и Голландии мы вынуждены были оставить штаб-квартиру в Японии. Но за всемирным восхищением карате стоит нечто большее, чем простое влечение. Люди, которые хотят использовать для защиты только руки, выражают свой протест против оружия. За долгую историю человечества оружие усовершенствовалось до чудовищной разрушительной силы, достигнув вершины в виде атомной бомбы. Раньше дети играли с игрушечными мечами и пистолетами. Эти забавы должным образом рекомендовались как воспитание мужественности. Сегодня предпочтение отдается карате, и нигде дети не играют с игрушечными водородными бомбами. Карате стало очень популярным благодаря тому, что оно представляет собой возврат к мысли о силе, как о средстве защиты и пользы для человечества, а не как о средстве нападения и разрушения. Это более глубокое значение современного "бума" карате. Каратисты доказывают всему миру, что отказ от оружия является высшей человеческой и социальной моралью. Они говорят, что мы должны быть сильными, но не воинственными.
 Некоторых родителей пугает пристрастие детей к карате. Но я утверждаю, что дети знают, что делают. Они показывают нам способ отказа от вооружения и возвращение к лучшему представлению о карате, как о средстве защиты. Это и есть наиболее важное значение карате сегодня.
 У карате есть неоспоримые мистические качества. Мой успех в Америке очевиден. Он также подтверждается каратистами, способными разбивать кулаками бутылки, камни, доски и стопки черепицы. Но все это - результат упорства и тренировки.
 Это не составляет секрета и не имеет ничего общего с тайнами, известными лишь посвященным, черпающим свои знания из рукописей, о наличии которых заявляют некоторые школы карате. Но даже если такие книги и существуют, они не являются практическими объяснениями приемов карате и методов тренировок, а содержат в себе лишь абстрактные объяснения духовных аспектов. Конечно, соответствующее духовное влияние таких книг весьма существенно. В этом смысле так называемые "тайные рукописи" могут быть полезными. Но они наверняка не объясняют истинные мистические качества карате.
 Истинное мистическое содержание карате лежит в необъятной глубине восточной философии. За годы тренировок, поединков и путешествий по всему миру я твердо понял, что это так. Влияние восточной философии чувствуется в каждом приеме карате. Оно охватывает системы дыхания и созерцания, которые мы используем. Оно является направляющим аспектом выработки состояния психологического единства. Но самое важное это то, что восточная философия - основа нашей морали.
 Я много почерпнул из даосизма, конфуцианства и дзэн-буддизма, но высочайшим даром этих течений было приобретение уверенности в себе. Осознание того, что путь, по которому я следую, является в то же время путем великих мудрецов и философов прошлого, придает мне смелость и силу. Пусть путь этот долог и впереди еще много трудностей, но я верю, что "Путь этот величественный и прекрасный. Он ведет к небесам. Они очень далеки. Но разве мы не должны стараться приблизиться к ним понемногу - день за днем?"
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980