Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1125
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

При дополнении эспандера утяжелителями эффект получается просто убойный: не то что противник, порой сам свои руки не видишь.
 Искренне надеюсь, что эти мои добрые советы не найдут практического применения.
 А вот насчет гортани я ничего не говорил. Максимальная жестокость – это не призыв к убийству, это скорее гарантированное пресечение нападения на вас со стороны агрессивного социума. И все. А уж вам решать, какую меру пресечения применить. Отвечать в случае чего тоже будете вы.
 Толковые советы – штука хорошая, но к «делу» не пришиваемая. Это я не к тому, что сначала насоветовал, а потом сам и обомлел с перепугу. Нет, я просто призываю к осознанности своих действий и четкому пониманию ответственности за свою и чужую жизнь и здоровье.  Я  сломаю кисть не потому, что я садист, а совсем наоборот.
 Не начинай того, что не сможешь закончить! Но это вовсе не означает, что вы имеете право не отвечать с максимальной жестокостью на внешнюю агрессию, вне зависимости от предположительного исхода битвы.
 Самое главное сражение происходит в нашем сердце – вместилище души! Так что думайте сердцем, а не темной, испуганной головой – предметом непредсказуемым и часто ущербным.
 (в скане, к сожалению, отсутствуют 122 и 123 страницы)
 соображение. Человек существенно неустойчив даже на двух ногах, и при любом его положении, в любой боевой стойке есть по крайней мере одно опасное направление. Достаточно правильно приложить даже небольшую силу, и она выведет из равновесия. Стоять в бою на одной ноге, да еще рядом с противником или противниками, довольно опасно.
 При этом, как это обычно бывает в области техник и тактик, возникает дуализм. Делать или не делать.
 Я считаю, что бить ногой можно, только если противник лежит или же вы бьете не выше уровня собственного пояса и противник выведен из равновесия, отвлечен вашим ударом, собственной атакой и т. д. Атака ногой должна быть замаскирована другими предварительными или одновременными действиями. При ударе ни в коем случае нельзя разбрасывать руки, как это делают во многих спортивных стилях каратэ и тхэквондо. Обязательно одной прикрывайте лицо.
 Удары типа тайского лоукика, которые иногда называются «крокодил бьет хвостом», – обманчиво простая техника. Ведь бой – не соревнования и даже не драка. Времени у вас в обрез, не стоит рассчитывать на то, что вы «отсушите» противнику ногу регулярными ударами по бедру или икре. Посему, если вы не можете подрубить ногу лоукиком с одного удара, то и не наносите его.
 Хорошие цели: подъем ноги (я навсегда запомнил, как в первый раз познакомился с техникой «черный медведь давит лапой») и коленный сустав, Атаковать надо нагруженную ногу, то есть ту, на которую приходится большая часть веса противника. Удар по колену наносится под углом около 45 градусов, а не прямо, чтобы сбить чашечку коленного сустава.
 Если вы решили освоить удары ногами, заодно освойте технику падения и быстрого вставания, а также потренируйтесь наносить быструю серию ударов руками, стоя на одной ноге, другую пусть партнер подержит. Это может пригодиться, если вас во время исполнения приема схватят за ногу.
 Все сказанное выше основано на моем опыте занятий винг чун и вьетнамской системой, называющей себя стилем тигра. Те, кто занимался, поймут, о чем я.
 В конечном счете победа в силовом конфликте сводится к управлению балансом противника. Остаться на одной ноге на дальней или средней дистанции – повсеместно наказуемая авантюра.
 Нельзя бить ногами одиночные удары, не в связке с руками, куда бы они ни летели и как бы долго вы над ними ни работали. Я думаю, что даже по «низу спины» не стоит целиться ногой. В голову бить ногами нельзя, даже если, по вашему мнению, противник «плывет».
 Мне было девятнадцать лет… Честно говоря, я часто дрался, и даже не потому, что страдал гиперагрессивностью, а потому, что в семидесятые-вось-мидесятые годы жил в рабочем пригороде Челябинска – попробуй уцелей…
 Поздняя осень, первый ледок, ваш покорный слуга на дискотеке – были тогда такие заменители ночных клубов. Подвыпившие ребята что-то хотели от нашей компании, короче, драться мы начали прямо в зале и плавно переместились на улицу.
 Я попал прямым в голову, некто лет тридцати запрокинул травмированный орган, и я с восторгом прицелился маваси гери зедан. Ага, сейчас я его головой гол забью, но опорная нога неожиданно скользнула на льду, и я, герой всех времен и народов, плюхнулся на бок, как мешок с анализами. Недремлющие товарищи потерпевшего сделали из моего лица кровавое месиво и сломали два ребра. Хорошо, что наш отряд заметил потерю бойца, вполне могло случиться так, что и не писал бы я сейчас эти проникновенные строки.
 Лоукик хорош, особенно на неподготовленного дядю, он удивляет до круглых глаз, никто не думает, что это бывает так больно. Но опять таки он бьется один раз и только после «подводящего» удара рукой.
 В бою все без исключения удары должны быть «ПОСЛЕДНИМИ». Если вы готовы в запальчивости «ударить серию», засыпая противника «оценочными» ударами, есть вероятность того, что и первый и последний из них будут нерешительными. Каждый удар наносится как молотком – это наша концепция, которую я, как обычно, никому не навязываю. И не забывайте, что реальная драка длится не более двадцати секунд, следовательно, нога, которая гораздо мощнее руки, должна поставить точку в конфликте, логично, системно завершить одну успешную атаку.
 А теперь немного об ударах вообще.
 Постановка любого удара, наносимого как в спорте, так и в реальной драке, должна состоять из трех частей.
 1. Базовая техника. Техника – это когда удобно; а когда удобно, тогда это максимально быстро. Отсюда техника – это свобода движения, рождающая СКОРОСТЬ и ничего, кроме скорости. Нокаутирующий удар – не самый сильный удар, это удар, которого не видели. Так, принцип какуто каратэ, в котором все удары не выходят за ширину плеч, позволяет не разбрасывать вектора в окружающую среду, наращивая скорость через прямолинейность, и спрятать движения внутрь силуэта.
 2. Право на удар. Его вы получаете лишь тогда, когда можете бить туда, куда ОШИБОЧНО направили удар, – в локти, в колени, в блоки… и вам за это ничего не будет, потому что:
 • вы уже прошли путь от мягкого мешка до мешка с песком;
 • вы лупите пятнадцатиминутные суперсеты по бревну с камерами;
 • вы связали пучок гимнастических палок и уже переломали их после суммарной отработки пятисот – семисот ударов.
 3. Дистанция. В драке важна именно она, а не район прицеливания, как в стрельбе и в спортивных боях. В боксе желательно попасть в бороду, и боксеры, что греха таить, умеют делать это очень лихо, но для попадания им порой нужно двенадцать раундов. Они есть у вас в реальном бою?! Их у вас нет! Все происходит быстро и весело, так что при нанесении удара вас должно интересовать его направление: в ногу, в голову, да хоть в спину! А качество удара должно компенсировать все его прицельные недостатки. Какая разница, в какую часть ноги прилетит кува 5
 ПСИХИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА. А ЧТО, МЫ НА ВСЕ РУКИ МАСТЕРА…



 Утка с ружьем остается именно придурковатой уткой с ружьем, а охотник – он и с камнем в руке охотник.

    Андрей Кочергин. Из раннею.

 В бою побеждают не мышцы, вес или благоприобретенные умения, в бою побеждает человек – тот самый человек, которому эта победа оказалась нужна больше, чем всем остальным. Поройтесь в памяти, и вы вспомните, как никудышный с виду мужичок, не блистая ни техникой, ни силой, одной тупой настойчивостью измусоливал реально более одаренного противника.
 Тело может оказаться слабее внешней агрессии, силы часто могут быть не равны, но всегда есть возможность упасть, сражаясь! А разве такой исход не есть победа над противником, ожидавшим увидеть позор вашего поражения, слабость в ваших глазах и признание его силы.
 Хрен там!
 Истинный Дух непобедим. Это не означает, что мы бессмертны, но означает, что нет такой цены, которую мы не готовы заплатить за величие нашего Духа. Готовы наши противники пробежаться по самому краю, готовы они заплатить такую цену за спорное удовольствие проверить нашу решимость? В подавляющем большинстве случаев – нет. Большинство агрессоров не готовы к реальному отпору на грани жизни и смерти. Не готовы встать на эту ниточку над пропастью. Чем более человек хам и негодяй, тем больше он трус! Чем больше трусов соберутся вместе, тем они агрессивнее в своей кажущейся безнаказанности и тем выше они поднимают колени, разбегаясь, трусливо поджав хвосты, испачканные анализами.
 Нам проще: мы и ноги себе режем и зашиваем просто из любви к медицине, из интереса узнать, «как это бывает», и «лоукик пати» проводили, чтобы доказать себе, что тридцать семь нокдаунов в сорокаминутном бою – это не предел мужских возможностей.
 «В здоровом теле – здоровый дух» – это доказанная ошибка перевода. А вот «Добрые люди – сильные люди!» – это многократно проверенная мною истина.
 Закаляйте свой Дух испытаниями его на прочность, сражайтесь с низменными помыслами, не ленитесь, и вы будете удивлены тем, как изменится мир вокруг вас и как спокойствие поселится в вашем сердце. Суетятся и огрызаются не уверенные в себе щенки, а матерый кобель даже не лает.
 Давайте поговорим о психической подготовке в  кои но такинобори рю.  Напомню, что именно так называется стиль, которым мы занимаемся.
 Я категорически уверен в том, что безусловные рефлексы не могут быть ослаблены генетически, они всегда будут иметь место, и лишь последующий эволюционный период формирования личности способен значительно снизить негативные составляющие инстинкта самосохранения, называемые в просторечии страхом.
 Я уже достаточно много писал о страхе и вызываемом им ступоре как о проявлениях охранительного торможения, когда психика в силу обилия негативной информации просто отказывается реагировать адекватно.
 Ступор вызывает значительное торможение психических процессов, а при высокой амплитуде подачи информации – обморок. Это позволяет психике избежать органических поражений, шизофрении например, но не позволяет человеку выжить в ситуации, связанной с угрозой жизни. Надежда на то, что «природа подскажет», хороша лишь в случае первого полового опыта, но никак не в борьбе за свою жизнь, честь и достоинство. Кстати, понятно даже, почему это так. Половой акт в своей целевой установке и процессе – вещь крайне простая и скорее притягательная, чем наоборот. Агрессия, направленная на вас, всегда в чем-то более чем оригинальна, а значит, непредсказуема в глубине своей негативной окраски.
 Отсюда вытекает вывод, что приготовиться к «той самой опасности» практически невозможно! Ну, а куда же тогда бедному крестьянину податься?
 Давайте рассмотрим природу ответного реагирования на внешний негатив.
 Генетика здесь играет хоть и не главенствующую, но значительную роль. Именно генетический отбор выявляет самых агрессивных щенков бойцовских собак, именно память крови способна дать предрасположение к проявлениям бойцовского духа.
 Но так ли уж безоговорочно работает этот инструмент, данный нам априори?
 Нет и еще раз нет! Не существует, скажем, безоговорочно мужественных или стандартно трусливых наций.
 Способны ли мы изменять генетику воина, и как именно мы можем на нее повлиять?
 А так, как это пытался сделать Гитлер, создавая лагеря по выращиванию чистой расы ариев-воинов, проводя кастинг среди героев войны и красавиц и спаривая их по приказу.
 Кролики, мать их!… Но иного стабильного пути селекции нет!
 Так что же нам остается для поднятия боевого потенциала?
 Эволюция психики, субъективная эволюция! Человек – существо крайне лабильное, легко принимающее правила игры, какими бы жесткими они ни были.
 Теме психотренинга экстремальных задач на сегодняшний день посвящено столько публикаций, что, честно говоря, я долго раздумывал, стоит ли вообще ее касаться. Желание тиражировать чьи-то устоявшиеся наукообразные стереотипы у меня явно отсутствует. Тем не менее, занимаясь разработкой новых методик в боевой подготовке, я все больше убеждаюсь в первичности психического тренинга перед другими, результирующими, этапами военного обучения. Давайте абстрагирован-но представим комплекс факторов, способствующих выполнению боевой задачи. Причем начнем рассмотрение по степени важности.
 Прежде всего, это средства выполнения, то есть оружие и навыки его использования.
 Способы выполнения – типичная либо экстремальная тактика действий, совершаемых после уяснения поставленной задачи.
 Психический настрой – морально-этические, психические составляющие выполнения задачи.
 Стратегические цели – предполагаемый желательный результат. Обратите внимание: стратегия – это всего лишь направленность «движения», а тактика и огневая оснащенность – всего лишь реализация самого процесса «движения». Между целью и ее реализацией должен существовать побудительный мотив и система управления этим самым процессом. Этим управлением, причем порой в его экстремальных проявлениях, и призвана заниматься психика потенциального исполнителя.
 Теперь рассмотрим, какие же внутренние процессы происходят в сознании человека при выполнении боевой задачи.
 Прежде всего, это уяснение поставленной задачи. Она должна быть как можно более типичной, тогда процесс ее осознания будет гораздо более быстротечен и наиболее полон, тем более если исполнитель уже выполнял подобные действия либо отрабатывал их в реальном времени с тактическим приближением к театру предполагаемых боевых действий или экстремальной ситуации. Более того, учебная отработка выполнения задачи требует заранее продуманных психических вводных негативного характера.
 Введение ограничений и вводных в тактические действия происходит как один из результатов уяснения задачи. Ограничения при подавлении потенциального противника – всегда очень тонкий момент, так как он всецело зависит от реального опыта исполнителя и только от него. Дело в том, что любая ментальная деятельность при выполнении жестких задач подавления негативных внешних воздействий губительна.
 Непосредственно в процессе реализации задачи человек, не имеющий достаточного боевого опыта, в идеале должен управляться условно-рефлекторными комплексами предварительного тренинга, а не пытаться выдумывать решения на ходу. Это обусловлено тем, что психика, находясь в условиях стресса, вследствие необходимости принятия решения в незнакомой задаче не может объективно оценить быстротечное изменение окружающей обстановки. Возникает психический эффект ступора, когда мозг не в состоянии справиться с потоком негативной информации, поэтому он и включает систему защиты, охраняющую его от органических изменений, попросту говоря, предотвращает шизофрению.
 У человека, находящегося в ступоре, практически прекращается сознательная деятельность ввиду «перегрузки системы». Другими негативными факторами необоснованной ментальной деятельности могут являться панический страх или необоснованная жестокость. Происходит потеря контроля над выполнением задачи. Это сравнимо с закрытыми от страха глазами при спортивной езде на автомобиле, налицо искажение или отсутствие объективно оцениваемой информации.
 Из этого можно сделать следующий вывод. Ограничения в средствах и способах при выполнении задачи и так называемое интуитивное принятие тактических решений – это удел опытных сотрудников. Чем меньше у новичка вводных, чем проще и одновременно конкретнее поставленная перед ним задача, тем больше вероятность ее исполнения и тем меньше скажутся негативные факторы стресса. Эта практика, конкретизирующая задачу, названа мною «минимизацией побудительного мотива».
 Постараюсь пояснить суть этой психической практики. К примеру, новичок должен штурмовать локальное помещение. Задача его формулируется максимально тупо и безыдейно: «Вбежать по диагонали справа-налево в склад, наблюдая за огневым сектором „прямо-слева". Занять в углу огневую позицию для стрельбы с колена». И все! Перечисление возможных тактических вводных реактивного типа только перегрузит психику, что в свою очередь при отсутствии опыта затруднит процесс управления уже имеющимися наработками.
 Экстремальное укрепление психики основывается на крайне простых по сути приемах, реализация которых носит достаточно жестокий характер ввиду серьезности предполагаемых задач военного характера. Психика любого обучаемого всегда является довольно гибким аналитическим инструментом, работа по ее укреплению в идеале должна носить узконаправленный, конкретный характер. Укрепление психики, ее защита от воздействий любого внешнего раздражителя – задача трудновыполнимая. Успех здесь зависит от способностей обучаемого, его жизненного, прикладного опыта, его психического типа, а также многих факторов объективного и субъективного характера. Причем, как правило, в условиях военного тренинга не идет разговор о тотальной психической устойчивости, достаточно сформировать стабильное объективное восприятие типичных для этого типа исполнителя раздражителей. Скажем, для стрелка это будут следующие моменты.
 • Физическая боль.
 • Необходимость убийства при выполнении боевой задачи.
 • Жесткое единоначалие и субординация, вербальная и физическая жестокость командира – порой крайняя.
 • Голод, холод, усталость.
 • Необходимость выполнения задания «любой ценой», гипертрофированная ответственность за выполнение даже второстепенных заданий.
 • Жесткий контроль над всеми сторонами деятельности стрелка.
 • Напряженные межличностные отношения в группе при тактическом взаимодействии.
 Укреплению психики именно в этих достаточно простых направлениях могут способствовать такие вещи.
 • Крайняя жестокость инструктора, проявляемая на протяжении всего процесса обучения.
 • Конкретизация поставленных учебных задач.
 • Жесткий контроль их выполнения.
 • Использование коллективных задач – зачет по последнему!
 • Болевой тренинг.
 • Задания на физическую и психическую выносливость.
 • Ведение индивидуального рейтинга группы с выставлением оценок по десятибалльной системе за каждое задание.
 • Ежедневное групповое ментальное формирование позитивного отношения к смерти.
 • Препарация трупов, убийство животных.
 • Тактические игры, моделирование типичных задач на макете местности, в зале', тире, незнакомом помещении, с получением индивидуальной и групповой оценки выполнения.
 • Двенадцатичасовые марш-броски без воды, пищи и возможности отправления естественных потребностей.
 Подобные приемы психотренинга, простые по форме и содержанию, должны создать крайне напряженную обстановку в процессе обучения, что значительно повысит порог психической устойчивости на тактически определенные раздражители. Если короче, то в зале человеку должно быть страшнее и тяжелее, чем в жизни. Это, пожалуй, единственный способ подготовить относительно устойчивого бойца, даже при отсутствии у него реального боевого опыта.
 Теперь расскажу об экстремальном ментальном тренинге.
 Что такое страх? Это эмоционально-поведенческое проявление инстинкта самосохранения. Чем опасны эти проявления? Тем, что накладывают на процесс реактивного или осмысленного принятия решения эмоционально-субъективную окраску негативного характера. Каков самый простой способ победить противника? Его нужно напугать, обескуражить, удивить, то есть подменить способ объективной оценки ситуации на эмоционально-субъективный. «Замутненное переживаниями, озеро его сознания отразит чудовищ вместо птиц и монстров вместо деревьев», – если верить философским воззрениям дзен-буддизма. При таком искаженном восприятии «входящей» информации не приходится надеяться на качество принятого решения, тем более когда речь идет о силовом конфликте. Как избежать пагубных проявлений безусловных инстинктов? Очень не просто, так как они заложены в психику человека если не в утробе матери, то, во всяком случае, в первые дни жизни. И если хватательный и сосательные инстинкты носят временный характер и проявляются лишь в период грудного возраста, то инстинкт самосохранения сопровождает человека до гробовой доски.
 Прежде чем заниматься разработкой систем компенсации страха и его проявлений, следует разобраться в процессе реализации инстинкта самосохранения в реальной жизни. Зачем он нам и за какие «участки» жизнеобеспечения отвечает? Если вы не страдаете патологическими изменениями психики, откройте окно и встаньте на подоконник. В случае, когда это не первый этаж, а скажем, пятый, десятый или пятидесятый, вы испытаете вполне оправданное чувство страха. Причем, возможно, вы никогда не прыгали даже с третьего этажа, но совершенно уверены в том, что ничего хорошего в этом нет, и навряд ли вы будете сожалеть об отсутствии данного практического опыта.
 Это и есть инстинкт самосохранения в действии. Он не требует опытной базы данных. Ему вполне хватает испуга «на всякий случай». Прямо скажем, это совсем не бесполезная вещь, которая наверняка спасла немало жизней. Дети, женщины и старики наверняка нуждаются в обоснованном страхе как элементе самосохранения, если только, конечно, это не проявления маниакально-депрессивных симптомов.
 Гораздо сложнее с профессиональным бойцом или кадровым военнослужащим. При выполнении специфических боевых задач страх может просто привести к гибели субъекта в связи с ошибкой в принятии решения, вызванной неадекватной реакцией на внешние раздражители. Как устранить страх и тем самым сохранить объективность в оценке ситуации?
 Для этого есть как минимум два пути.
 1.  Путь компенсации.
 Чем больше боевой опыт, тем меньше влияние проявлений страха на психику и процесс оценки ситуации.
 Чем планомернее и жестче психический прессинг при выполнении учебных задач, тем меньше лабильность психики по отношению к негативным внешним раздражителям.
 Чем жестче общественное (групповое) сознание сформировано в отрицательном отношении к трусости, тем легче проходит это же формирование на личном уровне.
 2.  Путь подмены безусловного рефлекса на доминирующий условный.
 Начинать и заканчивать день – тренировку, боевое задание – следует с образных картин собственной гибели. Причем, чем ярче эти представления, чем четче прописаны детали, тем больше эффективность данного аутотренинга. Дело в том, что подобные задания сглаживают стрессовые составляющие собственной гибели, определяя процесс умирания как естественный ход событий. Я уже говорил, что мы все умрем. Только кто-то – сгнив от болезней, забытый родственниками в богадельне, а другой – с честью выполнив свой долг. Что страшнее? Да все одинаково. В том-то и дело – все равно умрем!
 Тактическое зомбирование – тренинг выполнения задачи, требующей «учебной» гибели или самопожертвования, если угодно, обучаемого. Яркий пример такой задачи военного характера – накрывание гранаты, брошенной на пол, собственным телом. Инструктор бросает на пол учебную гранату. Обучаемый технически верно на нее прыгает, причем акцентирование должно быть направлено именно на технику падения, а не на то, что это ГРАНАТА. Повторение упражнения от семи до двадцати раз в день в течение периода обучения способно заставить исполнителя пожертвовать своей жизнью. Он даже не успеет это понять.
 Жестокое наказание за трусость, причем степень унижения, физической боли и нравственного унижения должны быть значительными. Они должны причинить обучаемому длительные по воздействию моральные страдания, что в свою очередь формирует условно-рефлекторный комплекс «страха перед страхом». То есть человек больше пугается их, чем реальной угрозы. Это как палка капрала в армии прусского короля Фридриха Второго, не совсем обоснованно прозванного Великим. Берлин-то мы и тогда брали!
 Здесь еще раз хочу заострить ваше внимание на том, что не страх должен руководить человеком, а человек должен подчинить свои эмоции. Я с гордостью вспоминаю, как в возрасте пятнадцати лет выпрыгнул (слава богу, без последствий) с четвертого этажа здания, в котором учился, поспорив с друзьями, что не испугаюсь. Человек есть совокупность событий, характеризующих ему его самого. Чем более жесткое содержание имеют эти события, тем более человек уверен в себе.
 Теперь поговорим о «психованной подготовке» для пауэрлифтинга. Если кто не в курсе, поясню, что таким красивым словом называют поднятие тяжестей – штуку очень полезную не только для роста и укрепления мышц.
 Современный спорт, вне зависимости от его направленности, – это более чем комплексный продукт, включающий в себя порой парадоксальные составляющие, призванные оказать стимулирующее либо релаксирую-щее действие на организм спортсмена, в зависимости от задач, стоящих перед ним в данном тренировочном периоде. Вот вам пример.
 Вы знаете, что сборная ГДР по легкой атлетике более чем серьезно относилась к половой жизни спортсменов? Так, по результатам научных исследований, для мужчин было избрано строгое воздержание в соревновательном периоде, а вот для женщин – строго наоборот. Половой акт, проведенный за двадцать минут до старта, давал эйфорический подъем психического состояния, снимал напряжение и, как следствие, крайне позитивно влиял на результаты. Более того, именно восточные немцы не раз попадались на реальной беременности спортсменок, сроком около двух месяцев. В этот период организм женщины находится в состоянии мобилизации всех ресурсов и с большим энтузиазмом выполняет и второстепенные, то есть спортивные, задачи.
 О чем это я? Ах да, о легкоатлетках… Нахлынуло пережитое.
 В общем, не мне вам рассказывать, что мелочей в процессе подготовки к любому старту, в любом виде спорта высших достижений просто не существует. Но при общности фармацевтической базы и тождественности методологии подготовки всегда находится лучший, первый среди равных.
 Он появляется, чтобы указать на новые горизонты, обратить внимание на инновации в тренинге и доказать экспериментально правильность научных изысканий, связанных со спортом. Чемпион сегодня – это прежде всего итог научного поиска и только потом талант, труд и посланная Небом удача!
 Столь длинная преамбула понадобилась мне для того, чтобы обратить ваше внимание на не вполне исследованную область подготовки, связанную с психикой человека. В силу того, что мы проводим наши изыскания прежде всего в части самых свободных профессиональных боев, мы в шутку называем эту подготовку «психованной» и шутим при этом лишь отчасти.
 Состояние психики – это тот тонкий и изменчивый критерий, который в состоянии дать человеку шанс, порой даже незаслуженный, и легко отнять заслуженные потом и трудом результаты, случись срыв.
 Психическая подготовка, на наш узколобый взгляд, обязана проводиться не «обезжиренными ботаниками» в толстых очках, а людьми, более чем понимающими, что есть экстремальные состояния в контексте содержания избранного вида…
 Психическую подготовку следует разделять на перманентную, применяемую в подготовительном и пред-соревновательном периоде, и скачкообразную – итоговую подготовку соревновательного периода.
 Что есть соревновательный период? Суть его в том, что «поздно пить боржоми, когда почки отвалились», то есть наверстать упущенное в «физике» уже не получится, остается надеяться на бронебойную фармакологию и огнеупорную психическую накачку! Если с первым все, в общем, понятно и каждый спортсмен в большей или меньшей степени в курсе, «какую пуговицу от какой рубашки глотать», то в части психического настроя у нас имеются либо вольные импровизации с «Раммштайном», либо шаманские закидоны очередного психоаналитика из буйных.
 В связи с перечисленными определениями, я попытаюсь представить на ваш суд некоторые рекомендации по периодичному психическому тренингу в пауэрлиф-тинге и по соревновательному настрою как вершине психоподготовки.
  Вопрос № 1.
 Есть ли разница между дракой и соревновательным подходом в силовом упражнении?
 ЕСТЬ! ШТАНГУ НЕ НАПУГАЕШЬ! Тут либо ты ее, либо она тебя!
 То есть подавить «противника» не получится, ни авторитет, ни боевой раскрас, ни отрепетированные вопли Тарзана не работают.
 Вывод в том, что соревновательный подход в силовом упражнении по психическому накалу гораздо выше даже реального боя!
  Вопрос № 2.
 Имеет ли право существовать техническая разница – скажем, в жиме – большего и меньшего веса?
 НЕТ! ПОТОМУ ЧТО ТЕХНИКА – ЭТО ОПТИМИЗИРОВАННЫЕ ТРАЕКТОРИИ И МЫШЕЧНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ, ДОВЕДЕННЫЕ ДО АБСОЛЮТА! То есть если не брать в расчет особенности майки, подбираемой под вес, то нет и не должно быть технической разницы в жиме пятидесяти, ста пятидесяти или двухсот пятидесяти килограммов. Либо у вас с техникой какая-то беда.
 Вы спросите меня: при чем тут психоподготовка? А при том, что настрой на каждый подход должен проводиться в едином алгоритме, если техника едина. Более того, идеомоторныи тренинг – это более чем просто часть психического тренинга. Именно он позволяет субъективно оценить собственные представления о чистоте движения и его последовательности.
  Вопрос № 3.
 Что есть психика в процессе выполнения силового упражнения? Нет, даже не так… С чем можно сравнить психику при выполнении силовой задачи?
 Вы видели двигатель внутреннего сгорания? Очень хорошо. Любой автомобилист знает, что замена старой электропроводки на новую, с лучшей изоляцией и меньшим сопротивлением, даст более мощную искру, потому что снижаются потери тока, а значит, это повысит КПД сгорания топлива. Налицо – хотя это у кого как называется – повышение мощности в целом. Именно по этой причине разработана система Twin Spark с двумя свечами на цилиндр.
 Мощная психика дает мышцам мощный импульс, мышцы без мотивации – это всего лишь филей, приправленный креатином. Но психика отвечает не только за амплитуду возбуждения волокна и, как следствие, степень его сжатия. Она еще и регулирует все двигательные процессы сообразно задаче. Кто-то часы собирает, а кто-то кувалдой машет, не попадая по ногам… практически ни разу.
 Вы видели компьютер? А в «стрелялки» играли? Да ладно, я никому не скажу…
 Короче, помните, как поначалу было тяжело совместить движения мышки с прицелом на «базуке»?
 Так и психика. Она отвечает за тончайшие мышечные проявления, называемые «тонкими координация-ми». А теперь вспомните, как у вас зависал комп, что вы видели при этом на мониторе и был ли толк от этой мышки? Эмоциональные перегрузки, вызванные предвосхищением будущей борьбы с весом, боязнью травмы, личными амбициями и прочими перепугами, вполне могут вызвать неуправляемые, обвальные охранительные торможения психики – ступор. При нем подготовленный вроде бы спортсмен «плывет» на весах, на которых он разминался в пустом зале.
  Вопрос № 4.
 Что нужно сделать для того, чтобы легко и задорно драться?
 НУЖНО ДРАТЬСЯ – МНОГО И САМОЗАБВЕННО! ИНОГО ПУТИ НЕТ И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ!
 Это мнение мое – и не обязательно правильное.
 Что нужно сделать для того, чтобы как можно меньше зависеть от колебаний психического состояния при соревновательном выполнении упражнения? Нужно с определенной периодичностью исполнять именно СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫЕ подходы, вписанные в тренировочные программы. То есть нет разницы, какие именно проходят соревнования – на приз женского общежития или первенство мира среди особо пухлых. Здоровая амбициозность бинарна, то есть кураж либо включается, либо не включается, «на полкарасика» здесь ничего не работает – проверено!
 Ну, и если верить бесноватому Ницше, то важна не сила ощущения, а его продолжительность.
 Вопросы мы себе задали, внимание читателей привлекли, начнем приводить примеры психических установок, сообразно поставленным задачам.
 Соревновательный подход к весу – это бой, более чистый и бескомпромиссный бой, нежели сражение с реальным противником. Цель любой драки – унижение врага, убийство его есть высшая степень этого унижения, когда вы оказываетесь вправе забрать самое жизнь неприятеля. Но штанга скупа и лаконична, вы никогда ее не унизите, а вот она… Она может вас сломать, она может вас опозорить и растоптать как личность, она может украсть у вас ваши былые победы и ничего никогда не подарит. Здесь либо заслужи, либо не суйся – убьет!
 Если борьба с весом – это сражение, то в этой связи вполне уместно использование психотехники подготовки к реальному бою как способ настроя на подход. Выдаю «секретный секрет». Нет никакой серьезной разницы, как именно вы готовитесь к подходу, абсолютный страх и абсолютная ярость имеют тождественный биохимический набор: адреналин, эндорфины и прочий «компот» в крови, сносящий голову и дающий пня под «низ спины» – вперед на мины! Так что, как бы вы себя ни ощущали, главное – не дать этим ощущениям спалить всю вашу энергию. Как ни крути, а «предстартовая лихорадка» в состоянии и пару килограммов веса за ночь сожрать, и руки в тряпку превратить. Ведь адреналин – это катализатор. Тушить жажду водкой можно, но очень быстро стошнит.
 И вот тут есть третий путь к успеху – абсолютное равнодушие к результату. Это когда все, что вы уже предварительно сделали для победы, проливая пот и кровь в зале, уже навеки с вами, как броня у танка. Осталось просто выйти и честно сделать свою работу. Но как же унять трясущиеся руки и потные ноги?
 Внимание: конспектируем! Оставьте за собой право на промах! Ваш покорный слуга стал мастером спорта России по стрельбе и даже рекордсменом Министерства обороны не потому, что маниакально стреляет больше двадцати лет, а потому, что однажды тренер мимоходом сказал мне:
 – Андрей Николаевич, ты знаешь, что любой классный стрелок ИМЕЕТ ПРАВО НА ПРОМАХ?
 Начхать на зрителей, на амбиции, на результат – ты должен выходить и делать красивый алгоритм выстрела. Надо с удовольствием взять в руки оружие, исполнить грубое прицеливание и, с удовольствием выполнив тонкое, с кайфом исполнять спуск, удерживая систему в районе прицеливания. Если даже ты промажешь, это совершенно не имеет отношения к удовлетворению, полученному от хорошо сделанной работы. Иди и сделай приятный выстрел, а не лови эфемерные «десятки»! Идите и с удовольствием найдите положение на скамье, с наслаждением возьмите штангу со стоек, ощутив весь кайф от напряжения, опустите ее – фиксация и… Даже если вы не выжали штангу, это ничего не означает. Главное в том, что вы сделали все правильно. Удача – очень капризная баба, но без нее в спорте можно быть лишь судьей.
 Данный настрой очень реально снижает «горение», не уменьшая состояния куража. По темпераменту я холерик – такие вообще ничего не добиваются в стрельбе. Так вот, я стрелял через два часа после лифтинга, тренеры по сию пору не верят!
 Существует и еще один способ добиться успеха – причем самый убойный! Управляемое «охранительное торможение». Если резко поднять внутричерепное давление, психика переходит в режим, называемый по-китайски «му син». В дословном переводе это означает «не ум», то есть такое состояние, когда все ваши эмоциональные переживания, впрочем, как и остальная ментальная деятельность, просто не могут существовать, в силу торможения мыслительных процессов и перераспределения энергетических приоритетов на мышечные проявления.
 Как же заставить себя «убить мысли»?лда?!
 Но как ни тренируй ноги по мешку, как ни красуйся маваси гери по лапам, а противник, падла, очень подвижен, ну никак на месте не стоит.
 Так вот, проработка одиночных ударов с поэтапной сменой направления относительно вашего фронта и дистанции – это результирующий этап постановки удара.
 Поставленный удар – это удар, сохраняющий свои боевые свойства вне критической зависимости от направления и разумной дальности нанесения. Что же касается
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980