Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1130
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

 Сделайте резкий и глубокий выдох через нос, причем так, чтобы при этом раздался «паровозный» звук», лицо покраснело, а в глазах потемнело! Вот и все – целых тридцать секунд после этого вы спокойны, как заведенный бульдозер. Команда на подход – и вы сметете все, что сдуру попадет вам под ноги, даже не обратив на это внимания, обретя чудовищное, убийственное спокойствие и ощущение дикой силы! Исполнять сей прием надо буквально перед выходом к снаряду. Никогда не делайте этого дома – не пугайте стариков и детей!
 Помните про тождественность техники на каждом из весов? Упражнение называется «жим без глаз». Вспомните, как вы пожираете штангу с рекордным весом, как керосините себя и трепещете перед этой «девушкой». Вам кажется, что экстремальный вес требует экстремального настроя… А вот и нет. Что самое главное, ну, скажем, в жиме? Опускание. Как опустим, так и пожмем. При вменяемом опускании процесс происходит плавно, именно «сжатием пружины»; при истерическом настрое он рваный и направлен скорее на ощущение борьбы с весом, нежели на задачу дифференциации жима.
 Завязываем глаза, встаем на мост и ждем команды на съем штанги с весом, который решит поставить тренер. Это может быть и десять процентов от вашего личного рекорда, и пятьдесят, и даже сто пять. Вам уже не испугаться, не подготовиться и не соразмерить ваши возможности с количеством «блинов», вам нужно просто хорошо сделать свою работу. К тому же это упражнение закаляет психику именно продолжительностью ощущений, а не их пиком. Жать без майки, для чистоты ощущений!
 Теперь упомяну про тонкие координации, «толстую искру в цилиндре» и идеомоторный тренинг, который является незаслуженно забытым инструментом постановки техники. Перед каждым подходом вы должны представить, причем в как можно более ярких красках, как правильно подходите к штанге, как именно фиксируете спину, где и как стоят ноги. Затем вам необходим весь букет ощущений и образов, связанных с алгоритмом выполнения. То, что вы уже сделали в голове, сделать вживую – пара пустяков, но для этого вы должны научиться уставать от созданных мыслеобразов, покрываясь реальным потом от мысленного жима или приседа, благо руки, ноги и спина помнят каждый вес и удачную попытку.
 Чем больше вы будете соревноваться, тем легче ваша психика будет переносить стрессы, связанные с противостоянием соперникам, снаряду и наличию зрителей. Соревнования должны быть как в избранном виде, так и отвлеченно-условные. Например, первенство зала на количество приседаний, жима, становых тяг со штангой в половину вашего веса, на количество отжиманий, на высоту прыжка с места, да мало ли что может прийти в голову крепким парням! Одно при этом обязательно – должны быть судьи, должны фиксироваться подходы, должен соблюдаться весь алгоритм соревновательной процедуры! Психика не разделяет стресс на большой и маленький, так что чем больше и чаще мы ей подкидываем испытания, тем быстрее ей надоест обращать на них внимание.
 А теперь еще один весьма важный момент.
 Мышца кодируется не доминирующим упражнением в тренировке, а всего лишь последним, сопредельным по психической напряженности, а не по физическим проявлениям!
 Например, приседания перед кроссом – это всего лишь физическое утомление перед аэробной работой. В данном случае налицо результаты именно бегового тренинга, без видимых силовых успехов. Приседания после кросса – это функциональный разгон внутренних органов перед реальной силовой работой, во многом данный алгоритм оправдан, что подтверждается опытным путем.
 Еще раз напомню про стрельбу. Ваш покорный слуга много лет палит в тире после силовой, чем очень веселит тренеров по стрельбе. После этих двух тренировок я за год стал мастером спорта России по стрельбе, стреляя без особых результатов более двадцати лет, но так и не стал даже кандидатом в мастера по лифтингу!
 Силовая работа после контактной будет проходить на фоне значительного утомления. Соединение этих двух разноплановых работ приведет к незначительному повышению уровня общей физической подготовки и полностью дезавуирует предыдущий тонкокоординативный, «ударный» тренинг.
 Ну, и более предметно!
 Если вы решили жать, то не делайте это «на свежак» в начале тренировки, а перенесите жим на конец тренинга, сократив количество и разнообразие дополнительных упражнений, а значит, и утомление.
 В идеале, если данная теория верна – а она верна! – следует разнести тренинг на три дня в неделю так, чтобы две тренировки носили вспомогательный, базовый характер, а третья имела функциональный разгон в виде вводной части (разминки), за которой следует выполнение кодирования мышечного комплекса, то есть выполнение одного, основного, упражнения. В этом случае ваша тренировка может длиться от пятнадцати до сорока пяти минут и проходить именно в остронаправленной форме!
 Так, великий Карл Льюис в соревновательном периоде тратил на тренинг сорок минут в день три раза в неделю… и был при этом рекордсменом мира и Олимпийским чемпионом сразу в двух дисциплинах: в спринте и прыжках в длину.
 Если вы решили провести на тренировке бои, то ставьте их не в начало тренировки, а именно в конец. Постарайтесь не загружать психику дополнительными раздражителями после доминирующей плановой нагрузки. В этой связи все наши выкрутасы в стиле кои после тренинга придется отменить. И пресс не будем качать с дубиной над головой, и на стенке висеть… Все это переносится в начало тренировки!
 Самым важным моментом в указанной теории будет сопредельность психической напряженности при выполнении любого упражнения.
 Так, если вы выполняете силовое упражнение на десять повторений, то десятое повторение должно – нет, просто обязано – быть субкритическим, иначе вы неверно рассчитали нагрузку и придется добавлять вес. В случае субкритической нагрузки вы находитесь в состоянии крайнего возбуждения, так как имеется реальный риск «отказа». Это означает, что любое, самое второстепенное упражнение в случае его правильного выполнения способно сбить прицел вашей психики и значительно уменьшить эффект от доминирующего упражнения, сделанного ранее.
 Данная теория имеет элемент абстрагирования, потому что без него не выделить основную идею. Конечно, общий тренинг и последовательность выполнения упражнений в нем не столь зависимы от психического акцента, но если мы имеем конкретную цель, то стоит дать психике узконаправленное задание, дабы кодировать мышцы на определенные изменения, а не просто истязать их.
  Я  уверен в том, что все наши умения и показатели растут сначала в голове. Именно поэтому так важна психическая подготовка субъективного толка. Да, именно субъективного! Беда мышки заключается лишь в том, что для нее кошка – хищный зверь, а для меня – мурлыкающее подобие прикроватного коврика. Где найти те движущие мотивации, которые либо по силе, либо по жесткости управления ментальными процессами могли бы напрочь заместить нашего самого большого противника – инстинкт самосохранения?! Причем заместить его избирательно, сегментарно, оставив личность и психику вполне в рамках социального поведения.
 Наш подход вполне позволяет это сделать, причем живенько и без затей, а главное – в микроскопические по времени сроки. Для меня лучшее истинный враг хорошего. Я долго ищу практики, которые могли бы позволить мне отказаться от палки и пинков под зад, но пока так и не нашел такого инструментария!
 Я, честно говоря, готов билет купить на шоу, которое называлось бы «Профессиональный психолог настраивает бойца на схватку». До жути интересно услышать то дешевое повидло, которым эти… как бы это помягче сказать… зарабатывают себе на безбедную жизнь.
 А у нас все по-простому.
 – Иди и сдохни, сучонок, сражаясь! Побеждать не обязательно, но если начнешь пятиться, то я перелезу через канаты и переломаю тебе все прямо в ринге.
 Могу уточнить, кому именно это адресовалось, но не хочу. А текст вполне реальный.
 То, что мужчина стал инвалидом, сражаясь, гораздо правильнее того, что многие мужчины не становятся инвалидами и продолжают жить в ситуациях, о которых они с соплями на щеках будут помнить всю свою козлиную жизнь.
 Проблема в другом. Каким надо быть идиотом, чтобы, размахивая руками, пытаться отдубасить «группу товарищей». Хотя не мне такое говорить.
 Я тренируюсь всю сознательную жизнь, всю жизнь в удовольствие дерусь и был переломан в куски столько раз, что до меня наконец дошло, что членом березу не перерубишь, каким бы толстым он ни казался в руке.
 Пусть в ней лучше окажется оружие.
 Разделение на внутреннее и внешнее я считаю притянутым за уши, и вот почему. Переходить на внутреннюю работу, не обладая реализованной практикой обычных физических проявлений, – все равно, что пытаться исполнить Третий концерт Рахманинова, не сыграв в свое время гаммы. Системность подхода – вот что важно. Физические возможности в их общепринятом понимании далеко не безграничны, с возрастом они вообще испытывают кризис как гормонального, так и чисто функционального свойства. В этот самый момент человеку и нужна компенсаторная поддержка.
 Кстати, адепт к тому времени чаще всего совершенно удачно накапливает морально-этический капитал и прочие личностные богатства, вот и начинается системная трансформация внешней, то есть силовой техники и тактики через биомеханику и функционалку. Поставленное дыхание позволяет повысить утилизацию кислорода, что увеличивает выносливость и мышечные показатели, дыхательный тренинг сам но себе управляет внутричерепным давлением, которое вызывает эффекты направленного отключения центральной нервной системы, если точнее, субъективно оценочной ментальной деятельности. Биомеханическая «ревизия» типичной техники позволяет сделать ту же работу, что и в молодости, но уже не потея и не задыхаясь от усталости.
 Весь этот комплекс и есть, по моему мнению, та самая «внутренняя работа», которая по сути своей есть производная от обычного физического тренинга. В свете всего сказанного лично я совершенно уверен в том, что если обучение новичка «внутренней» работе и дает какой-то эффект, то исключительно оздоровительный, целиком основанный на обычном управлении кровотоком и утилизации кислорода. Это очень хорошо, так как повышает весь комплекс его возможностей, но прямого отношения к боевому применению этот метод не имеет.
 Если вы хотите научиться драться, нужно просто драться. Хотите быстрее научиться – деритесь чаще. Остается максимально приближенно сконструировать учебный процесс боевой подготовки и все – боец готов, а захочет он или не захочет дополнять и усиливать свои боевые возможности через «внутренние» практики – это дело времени и талантливости, не более и не менее. Противопоставление внутреннего и внешнего настолько же абсурдно, как противопоставление молодости и старости в контексте жизни одного человека.
 Я стараюсь научить человека реальным и очень жестоким вещам. Галантно улыбаться при этом – почти цинизм. Более того, я в полной мере владею всеми приемами психического прессинга. Наше семинарское обучение вообще замешано на крайней жестокости, но именно это обстоятельство позволяет быстро научить человека вещам, которые всегда доводились до него в ходе многолетнего эволюционного учебного процесса. Мы исповедуем скачкообразное или революционное обучение, уж извините за термины, – это просто философия. Хотя в спортивной группе эволюция тоже имеет место.  Кои но такинобори рю  явно не для всех. Если человек настолько изнежен, что даже матерщина с выпученными глазами почти катастрофа, что ж, тем лучше – меньше потерь у меня и у него.
 Я человек неприятный, и это оберегает меня от са-моторчания и преданных взглядов моих учеников. Они со мной, потому что верят в то, что делают, а далеко не потому, что я пою им сладкие песни, отчего у них просыпается обожание и преданность по отношению к моей персоне. Да, я их палкой луплю, несмотря на возраст и заслуги, а не нравится – с вещами на выход.
 Вот такой я грубиян, совершенно уверенный в том, что для меня другого пути нет.
 Не ждите от меня магических формул и выдержек из сутр, все гораздо проще и основано во многом на разделах конфликтологии.
 Если вы хотите защититься от вербального прессинга, доминировать в несиловом конфликте, предотвратить его перерастание в силовой, то вам следует использовать следующие принципы.
 1. Единство и борьба противоположностей (Инь-Ян).
 Когда на вас кричат, говорите шепотом. Когда на вас тихо и злобно шипят – орите.
 Некто Андрей Николаевич Кочергин, с которым я довольно давно и хорошо знаком, орет всю жизнь, потому что не орать он просто не может. Я так думаю, что характер у него весьма скверный. А вот в практическом смысле все примитивнее. При глубоком, диафрагменном звукоизлиянии повышается внутричерепное давление и вырабатываются эндорфины, по сути, голову человеку сносит «на раз» и накрывает сверхчувственность.
 Термин этот я стырил, что он точно означает – не в курсе.
 Короче, пока не орешь, как ни расслабляйся, а напряжения и гипертонусы все равно останутся, а вот как рявкнул, так вроде это уже и не ты, да и тело вроде не твое – делай с ним что хочешь.
 2.  Выделение стратегической линии.
 Если спор носит некий практический характер, не пытайтесь высыпать все аргументы, ничего, кроме взаимных обвинений, этим не достигнуть. Следует выбрать самое слабое место противника, вплоть до случайно оброненного, но крайне оскорбительного слова: а кто тебе дал право меня так называть, может, ты про меня что-то знаешь, о чем я не в курсе?! – вцепиться в него и тупо гнуть свою линию, не вникая в аргументы собеседника.
 3.  Отрицание отрщания отрицания.
 Не торопитесь вступать в полемику. Пусть противник выплеснет все, что припас для вас, и, видя, что вы внимательно слушаете, пойдет на второй круг. Решительность духа уходит с каждым сказанным словом. Вы должны слушать внимательно, молча, изображая живой интерес. С каждым новым витком повествования человек будет сам понимать всю никчемность своих претензий, вот тут-то и надо ухватиться за самое слабое место и перевести беседу в другое направление.
 4.  «Про немца».
 Знаете, почему немцев называют немцами? Да потому, что в Москве была когда-то Немецкая слобода, где люди не понимали по-русски, немые, в общем, непонятные и непонятливые. Немцы, одним словом. При любом вербальном контакте человек строит межличностные отношения, а что толку орать на негра преклонных годов, если он по-русски ни слова, да еще и улыбается, когда кто-то сердится.
 Этот «немецкий» прием используют бывалые уголовники. «Феня» имеет совершенно практическое применение, когда вам с частотой пулемета Максима, да еще с прибаутками, выдают текст на каком-то языке, очень похожем на русский, да еще и с беззаботной улыбкой на лице. Вы постепенно убеждаетесь в том, что этот гражданин точно не в беде, значит, в беде, видимо, именно вы. Более того, признание в непонимании сленга оскорбительно само по себе, поэтому никто никогда не просит оратора перейти на обычный русский, все тупо стараются разобрать неизвестные слова. Именно в этот момент негативный комплекс, состоящий из счастливого человечка, «фени» и обилия необработанной информации, вызывает сбой в системе, ступор. Это в точности напоминает компьютерный глюк, вызванный перегрузом.
 В физиологии это звучит еще более тонко. Вы знаете, почему дамы иной раз падают в обморок? А потому, что неустойчивая женская психика под воздействием потока негативной информации может вызвать органические поражения мозга, то есть шизофрению. Чтобы этого не произошло, мозг отрубает все никчемные функции и оставляет включенными всего две: управление работой сердца и дыхание.
 Стоит взрослый дядя, хлопает глазами и мечтает только об одном: побыстрее бы все это кончилось. Ему предлагают вариант, подсказывают, как именно надо закончить, и он гарантированно соглашается. Жизнь сводила меня с такими артистами разговорного жанра, что Каш-пировский по сравнению с ними просто шалунишка малолетний.
 Абсолютная беспощадность к себе рождает отсутствие необоснованной жалости к обучаемому.
 Он, сердешный, зачем ко мне пришел? Людей калечить хочет научиться, ах он, карапуз забавный! Так сперва на себе почувствуй, извращенец, каково это – зубами харкать и носы на место ставить по-живому. Как тебе?! Ну, вот и славно, теперь ты знаешь, как будет тем, кто окажется в твоих руках. Ты готов сделать им то, что не готов сделать себе?
 Что это дает? Могу перечислить по пунктам.
 1. Обучаемый попадает в условия максимальной внешней агрессии, что позволяет укреплять его психику именно в заданном направлении.
 2. Он узнает правила игры, что позволяет ему избежать сопливых ошибок.
 3. Внешний прессинг мобилизует резервы организма, именно по этой причине на «избиваемом» семинаре люди стоят на кулаке двадцать две минуты, а на таком, где физическое воздействие не применяется, – всего три!
 4. Формирование прикладного профессионального спортивного арсенала, проходящее в условиях, приближенных к реальным, позволяет объективно оценить себя и уверовать в собственный выбор и силы.
 5. Бой, проходящий под неусыпным контролем и с минимумом ограничений, – это, пожалуй, единственный настоящий способ научить человека драться, как и что бы мне ни противопоставляли.
 6. Упавший человек лежит не потому, что не может встать, а потому, что лежачего не пинают. А вот у нас как-то никто не лежит, потому что пинаем – и причем очень больно.
 Некоторые воспаленные головы думают, что палки ломаются, дабы один придурковатый лысый извращенец сумел в очередной раз громко заявить о себе, но это не так. Поверьте: решение применить подобный подход было более чем выстрадано, и пришло оно, как ни странно, из боевой подготовки. Вот уж действительно «назад в будущее».
 Я писал об этом много раз, но буду повторяться и повторяться, потому что это главное из того, что я нашел в темных глубинах своей нездоровой головы. Я уверен, что человек рождается через боль, а деградирует с иглой в вене или стаканом в руке. Давайте жить на этой земле, а боль всегда напомнит нам о наших силах и о том честном и жестоком мире, который мы так любим за его честность и прямолинейность.
 Даже очень пьяные люди, как правило, бьют только того, кого можно побить без опаски. Определяется это в первые секунды конфликта вербальным и визуальным способами, что мы уже обсуждали. Никто не готов бороться с чрезмерными трудностями, кровожадная потенция нейтрализуется предполагаемой опасностью, исходящей от потенциальной жертвы. Желание отдубасить медведя никому не приходит в голову даже спьяну, а если и приходит, то быстро остывает при виде расстроенного потапыча. Существуют, правда, еще и наркоманы, но, как правило, галлюцинации носят скорее подавляющий, нежели стимулирующий характер.
 Самая большая гадость, принятая за правило у большинства современных экспертов, заключается в следующей рекомендации: «В первые секунды конфликта ищите глазами пути отступления». Эти поиски будут гореть на вашем лбу неоновым светом для удобства чтения, стимулируя агрессию в «нужном» направлении.
 «Ни шагу назад!» – вот что обычно носят на лице настоящие мужчины, а остальное прояснится по ходу дела.
 При этом обязательно нужно добавить, что профессионально подготовленный человек – речь не обо мне – никогда не позволит себе перейти рамки общепринятой либо профессиональной этики, даже если температура его крови уже перешагнула точку кипения. Я совсем не уверен в том, что это всегда получается у меня лично, но уже упоминал, что все великие мастера, с которыми я встречался (спасибо Судьбе!), отличались добродушием и благожелательностью в общении с собеседником. Сильные люди – добрые люди.
 И еще немного о психотехнике.
 Практикуйте повторение упражнения «до конца». Под «концом» в данном случае понимается полная, объективная невозможность дальнейшего выполнения задания. На семинаре в Москве парень упал из стойки на одном кулаке лицом в пол и рассек бровь, чем меня очень порадовал. Терпеть ненавижу слюнтяев, готовых себе и мне объяснить, почему они не могут дольше стоять, приседать, висеть и т. д. Если еще есть силы ворочать языком или мозгами, значит, жалеешь себя, не все еще отдал для выполнения задачи.
 Мотивацией для коллективного психотренинга может быть явность и сравнимость результатов, отмечается только победитель, нет никаких призовых мест.
 Чем тупее и проще упражнение, тем меньше мыслей возникает в головах обучаемых, что само по себе замечательно.
 Никаких сдач в поединке! Если душат, пусть душат – подумаешь, в обморок упадешь. Если поймали руку на болевой – хрен с ней, терпи. Руки и ноги ломают случайно, при проведении болевого приема это происходит крайне редко. Мой ученик как-то бился на открытом ковре, был пойман на болевой и лежал до тех пор, пока судье не показалось, что рука трещит. Когда остановили бой, он потерял сознание, а затем, оклемавшись, объяснил, что добряк-тренер сказал ему: «Если сдашься, в зал не возвращайся», поэтому он и не сдавался.
 Вот для таких секунд я и живу как тренер, как человек. Рука зажила, а человек узнал о собственном мужестве такое, что словами никак не рассказать.
 У меня хоть что-то получается еще и потому, что нет ответственности перед обучаемыми – ни психологической, ни материальной, ни какой-либо другой.
 Знаете, как я формулирую для себя ситуацию с учениками? Вот приперлись люди, набив голову всякой ерундой. Сейчас они будут ждать от меня чуда, а его, чуда-то, нет, и им придется терпеть все то, через что прошел я. Зная это, я более чем уверен в том, что они не дотерпят – уйдут. И правильно сделают – зачем им все эти ужасы? Хотя единицы останутся, что тоже странно…
 Но одно эти ушедшие точно унесут с собой: осознание существования другого мира, даже прикоснувшись к которому обжигаешь руки. Вот же он – в ста метрах от железнодорожного вокзала любого города или у меня в зале.
 Как только я начну думать об учениках, курсантах и слушателях, начну вспоминать, что они живые и слабые, что у них папа с мамой есть, вот тут-то и наступит конец. Пару раз на семинарах я понимал, что не могу ударить слушателя, потому что, ударив его, я его скорее добью, чем помогу ему понять то, что не я, а именно он должен сам уяснить для себя. В эти минуты я просто чувствовал, что обморок где-то рядом, ведь в моем мире все ясно и прямолинейно, любые морально-нравственные метания укорачивают «силовой вектор».
 Столь пространный пассаж понадобился мне для того, чтобы обратить внимание каждого человека на ответственность перед собой, не перекладывая ее на родителей, школу или нечистоплотного «великого» мастера. Если человека обманули, то прежде всего он сам мечтал быть обманутым.
 Есть масса неприятных типовых ситуаций. Например, «некто» гадит в подъезде, по вечерам дамы с ужасом пробираются через компанию подозрительных лиц и т. д.
 Прежде всего следует разобраться, что это за люди такие, вызывающие ваше негативное отношение к себе.
 Часто это молодежь до восемнадцати лет. Как правило, более старшие товарищи уже «клубятся» в ночных заведениях либо заняты чем-то более сексуально продуктивным, нежели сидение в подъезде. Это в основе своей ребята из ближайшего окружения – дом, двор. Ваше парадное выбрано ими для засидки минимум по двум причинам: здесь проживает их сотоварищ с признаками лидера или подрастает подходящий сексуальный объект, скажем, нимфетка лет четырнадцати.
 Это обстоятельство значительно упрощает задачу. Путем опроса бабулек на скамейке можно легко выявить данного «доминанта» и провести с ним беседу, причем с глазу на глаз, когда «сдуться» не так стыдно – лишь бы друзья не видели. Содержание беседы может быть как крайне жестким, так и не очень. Но одно непременное условие. Ни в коем случае не пытайтесь разговаривать с родителями. Это как бы переложит груз ответственности на их плечи, а она должна быть исключительно персонифицированной – точный выбор «жертвы» обязателен.
 – Ты, дружок, проживаешь в такой-то квартире, я это знаю. Если ваша компания и дальше станет собираться на лестничной площадке, то я с большим удовольствием переломаю тебе ноги…
 – Молодой человек, знаете, в нашем подъезде проживает один из заместителей командира ОМОНа. Наши жены дружат. Так вот, он на полном серьезе решил захватить всю вашу симпатичную компанию и, отвезя в участок, отдубасить так, чтобы вы, включая девиц, писали кровью. Я, видите ли, такие зверства не приветствую, потому как пацифист и очки у меня, поэтому и решил предупредить…
 Возможно, у вас теплое парадное, в нем хорошо бомжам. Самый простой способ избавиться от этих очаровательных граждан заключается в том, чтобы, без всяких предупреждений и молча, выбрать самого крупного из них и выкинуть из подъезда, не забыв при этом протащить лицом по стене. Подобное обращение – это их ежедневная реальность, я думаю, они даже не расстроятся и пойдут спать в колодец теплотрассы. Любое сопротивление необходимо пресекать с максимальной жесткостью, это избавит и вас, и этих господ от лишних размышлений типа «что делать?». Если действовать быстро и дерзко, все пройдет гладко, это, как правило, уже очень больные, слабые люди, но не стоит забывать, что и среди них встречаются горячие парни. Могут и ножом садануть, если недоглядишь.
 Наркоманы – самая тяжелая группа. В вашем подъезде они могут тусоваться по двум причинам: либо здесь торгуют, либо конструктивно ваш подъезд очень подходит для «задвижки». В период ломки наркот весом в пятьдесят килограммов вполне может кинуться на вас, даже не очень понимая, зачем он это делает.
 С «плохой квартирой», жильцы которой торгуют отравой, разобраться тоже можно. Торговцы наркотой, скорее всего, платят НДС в местное отделение милиции, так что надеяться на нее не приходится. Нет, попробовать никогда не поздно, но обращаться стоит только коллективно, надо собрать подписи жильцов, текст только машинописный. Если милиция не справляется, то продавцам следует сломать ножки и ручки. Как, где и во сколько – на ваш выбор. Сделать это следует молча, никаких бравых советов, угроз и демонстраций своих паспортных данных.
 Со скоплением наркотов бороться сложнее всего, они, как правило, осознают реальность крайне абстрактно, так что надеяться на перманентные запугивания не приходится. Самый простой способ – кодовый замок на дверь подъезда. Второе – поговорить с мужчинами и собрать их телефоны, в случае аларма договориться о групповом взаимодействии, накрыть, отдубасить и выкинуть.
 Есть и еще один типовой негативный момент – пролетарии отмечают получение зарплаты. Пожалуй, именно они и есть наиболее драчливая часть социума. Пьяный, затюканный жизнью работяга вполне способен расписать интеллигента розочкой от бутылки, если этот очкарик будет качать права и мешать отдыхать с ребятами в подъезде, да еще напротив собственной, что характерно, отдельной квартиры.
 Ребята шумят, следовательно, вам разговаривать надо чуть ли не шепотом, коротко и увесисто. Очень хорошо работает фраза типа: «Вы из какой квартиры? А фамилия ваша как?» Продолжить надо вне зависимости от ответа: «Попрошу прекратить это безобразие», а потом, не дожидаясь реакции, развернуться и уйти. Это часто помогает, но все зависит от степени вашей решительности. Если «гегемоны» почувствуют слабинку, тогда обязательно набьют вам морду, если же ваш настрой будет достаточным, безапелляционность и решительность выявит в вас начальника, то в игру вступает обычная ролевая схема, и люмпен идет спать, потому как начальство приказало. Сразу хочу оговориться: бить этих ребят можно, а часто и нужно, но они почти всегда дадут отпор и при наличии сотоварищей порвут, если получится, конечно, вас на шмотки с большим цинизмом. Для того они и орали, чтобы о себе заявить.
 Говорят, что побитые собаки никогда не мстят. Вряд ли это так, но лучше всего не проверять данное утверждение на себе, не становиться этой самой побитой собакой. А самый верный способ избежать мести очень злобной компании заключается в следующем. Надо на их глазах скушать живьем их сотоварища!
 Ну ладно-ладно… И сам знаю, что перебор!
 Слабость привлекательна. Как только кто бы то ни было почувствует, что «у тебя семья», он тут же этим воспользуется и сделает это потому, что ты ему подсказал, куда ударить!
 Заходит человечек в камеру, а ему и говорят: «Добрый день, молодой человек. Вы откуда? А сели за что и на сколько? На сколько, на сколько?… У, брат, да ты еще поди и женат? Все, дружок, забудь о своей тетке, она сейчас занимается оральным сексом с твоим следователем».
 Человечек, естественно, в драку, в слезы и т. п., а через неделю депрессняка он опускается и начинает новую половую жизнь. Матерый же дядя в таком случае с улыбкой сообщает: «Конечно, оральным! Она же баба, вот и занимается бабским делом». Все посмеялись и поняли, что у этого человека слабинки нет. Ему плевать, что сердце сжалось, но совсем не плевать на то, что случится с «остроумным оратором» через пару недель в подходящем месте.
 Максимальная жестокость деморализует сразу и надолго, любые цепляния за что бы то ни было ослабляют вашу позицию. Не важна природа сдерживающих доводов, очень опасно, что они есть.
 Надеюсь, получилось не очень грубо.
 Давать конкретные советы, исходя из абстрактных тактических деталей, не совсем верно, замечу, что мои мысли носили именно такой характер ввиду уже объясненных причин. Да, я за всю свою практику не встречал ни одного «мстителя», хотя это вовсе не означает, что их на свете вообще нет. У меня имеется и объяснение их отсутствия.
 Человек, однажды сломанный, уже не реабилитируется, психика, как правило, стремится забыть унижение и боль и уйти от любой возможности их повторения.
 Как правило, подобные экзекуции бурно обсуждаются. Чем громче обиженные ребята проорутся, тем быстрее они интуитивно поймут: то, что знают двое, знает свинья, более того, лающая собака не кусает. Вот весь пар и вышел задом.
 Не стоит забывать и еще одну мелочь. Все, что не замешано на деньгах, – не опасно.
 Еще раз подчеркну, что нельзя говорить о задаче на подавление, используя отвлеченные понятия и обстоятельства, каждый раз в каждом случае существует конкретная тактическая обстановка, от нее и надо плясать в принятии решения.
 Как по-вашему, нужно ли проводить моментальное тактическое планирование своих действий, если вы комплексно оценили обстановку как «предварительно агрессивную» и ожидаете нападения либо готовите его сами, чтобы упредить действия вероятного противника? Учтите критически малое время, отведенное вам для принятия решения.
 Если у господ специалистов нет соображений по данному вопросу, то я наберусь наглости и попробую самостоятельно решить эту задачку.
 Абсолютно одинаковых тактических условий не существует, всегда есть опасность неправильной оценки ситуации либо ее необычного дальнейшего развития. В этой связи очень удобны предварительные «ключи перехода». Их использование означает, что вы рассматриваете выдуманную или подсмотренную ситуацию со всех сторон и определяете ее важнейшие моменты. Я перечислю их.
 • Необходимость перехода к силовой агрессии.
 • Возможные пути подхода и отхода.
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980