Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1130
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

 2
 СМЕРТЬ КАК ВАЖНЕЙШЕЕ ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ СОБЫТИЕ



 Каждый боится смерти, но никто не боится быть мертвым.
 Смерть – это не производство трупа, это высшая степень унижения, потому что вы забрали то, что дадено Богом, то, что никто добровольно никогда не отдаст…

    Роналд Нокс

    Андрей Кочергин. Из раннего.

 Только никому не говорите, но мы все сдохнем! Часто смерть духовная опережает смерть физическую, что страшнее в разы. Но факт остается фактом – мы реально все сдохнем, причем в самом отвратительном смысле этого слова. Уснуть и не проснуться с умильной улыбкой на лице не удастся практически никому.
 Перед тем как это произойдет, подавляющее большинство людей будет обильно гадить под себя, бороться трясущимися руками с онкологией, безрезультатно карабкаться из ямы инсульта и потеть холодным потом при воспоминании про два «неудачных инфаркта». И это только кажется, что дедушка старый – ему все равно. Чем ближе конец, тем страшнее глядеть вперед, потому что смотреть в пропасть без сжатия мошонки может или кастрат, или олигофрен. Смерть просто обязана пугать все живое, и она пугает своей необратимостью, когда уже ничего не исправить, не починить того, что сломал, не зацеловать плачущие глаза обиженных тобой близких и не упасть на колени перед посторонними, когда-то оскорбленными тобой.
 Смерть – это обратная сторона рождения, окончание свободы, сдуру, опрометчиво предполагавшей «безлимитный трафик».
 Вот уж хрен – memento mori, твою мать! Помни и не забывай о финише.
 Помни о смерти каждый день, и лишь это сможет придать твоим поступкам именно фатальную осмысленность и необратимость. Скольких молодых ребят и девчонок скосила костлявая, причем скосила без объявления войны – походя, грубо и холодно. Так убивают тараканов – не потому, что они даже мешали кому-либо, а потому, что они просто умеют умирать. Мы все умеем умирать, причем часто это делаем осознанно, что значительно более высокопарно, чем безмозглое рождение.
 Смерть и ее существование вокруг нас – это внешний фактор, регулирующий правила игры – настоящей, не детской игры, называемой жизнью. Без смерти мы никогда бы не смогли понять, что есть жизнь, не хватило бы нам объективности и относительности анализа. И чем более омерзителен предполагаемый процесс ухода, тем более ярким и честным должен быть тот краткий миг между первым всхлипом новорожденного и хрипом последнего вздоха, затухающего в легких.
 Боюсь ли я смерти сегодня? Вру себе, что не боюсь. Более того, отношусь к ней холодно и прагматично, впрочем, как и любой усталый мужчина, похоронивший к сорока годам всех своих друзей и боевых товарищей, оставшись при этом более чем живым, но уже не глупым парнем. Стоит ли мне после всего, что я уже пережил, бояться того, что неизбежно, что в любом случае настигнет и остановит? В начале Пути, безусловно, – да! Чтобы потом, осознав все возможные стороны бытия и ухода, понять: да пошла она!… Я не буду трепетать перед этой дамой, хотя бы потому, что любой подобный трепет способен исказить картину происходящего и испачкать всю предыдущую жизнь липкой слабостью последних секунд. Не готов!
 Я искренне мечтаю уйти с оружием в руках, не утомив своими маразмами близких и не разглядывая в зеркале свое старческое убожество. Роль почтенного главы семейства мне явно не подходит – рожей не вышел, а быть семейным пугалом гордость не позволяет. Впрочем, мы не хозяева своих судеб в полной мере. Фатум уже проложил курс и расставил точки на галсах, мы можем лишь ускориться или слегка вильнуть, но глобально обмануть «облака» не удавалась никому и никогда.
 Так какой смысл цепляться любой ценой за этот мир, когда эта «любая цена» может оказаться мерзостью и подлостью, когда весь остаток никчемной жизни будешь мечтать о пуле в лоб вместо отсроченной пули в затылок. Какой смысл поддаваться страху сдохнуть, точно зная, что сдохнешь в любом случае.
 Какой смысл вообще бояться чего-либо, кроме позора и трусости, если нет и не может быть ужаса перед естественным концом существования?!
 СМЕРТЬ НЕ СТРАШНА, ЕСЛИ ЖИЗНЬ ПРОЖИТА ЧЕСТНО И СОВЕСТЬ НЕ НОЕТ ПО НОЧАМ, СЛОВНО ОТБИТАЯ ПЕЧЕНЬ.
 Из раннего:
 Что может быть прекраснее возможности рухнуть сражаясь, не ожидая эфемерной победы, а всего лишь исполняя свой долг, очерченный однажды принятым решением. Это ли не истинная победа – победа над самой смертью, которая не сумела напугать, унизить, но ухитрилась возвысить и оставить ваше имя в сердцах потомков. Как уже горят путеводными звездами имена Матросова, Гастелло, как останется в нашей памяти имя Брата нашего Дениса Мыларщикова, погибшего, сражаясь за свои идеалы с топором в руках, как и положено русскому мужику, не готовому засунуть свою гражданскую позицию в задницу общественного безразличия!
 Растет Василиска Мыларщикова, растет теперь уже без папки, отдавшего свою жизнь за то, чтобы такие девчушки, как она, не были бы в зрелости избиты своими мужьями на улице. Любая мерзость, увиденная нашими глазами, моментально ложится пятном на наше сердце, и, если мы прошли мимо, оно почернело ровно на размер этого пятна. И к этому я опять-таки не готов! Меня мама так воспитала, добрая женщина!
 Да, Денис умер за свои идеалы, а зачем они нужны, если за них не готовы умереть? Очень может быть, что он ввязался в «уличную грязь», а кто сказал, что эта грязь имела право на существование? Он умер с топором в руке, а кто сказал, что он в шесть раз быстрее не умер бы без него?
 Вы не хотите умирать на улице? Сидите дома. Вы не хотите ввязываться в отвратительное, дабы прекратить мерзость хотя бы вокруг вас? Очевидно, вы просто трус.
 Не ходите за лидером, любуйтесь собственной ничтожностью, отражающейся в зеркале, берегите себя. Вам еще нужно жрать, срать и размножаться, у вас куча дел – при чем тут подвиги во имя нравственности! Ваше имя забудут уже ваши правнуки. Денис Мыларщиков – наш Герой! Заметьте: не я, уж точно не вы, а Он! На моей совести ровно все то, о чем я говорю и во что верю, да вот только, в отличие от вас, я за свои слова и поступки всегда плачу и не перестану платить. Впрочем, откуда такая забота обо мне и моих братьях? Вы часом не из общества защиты животных?
 Матросову было очень трудно заставить замолчать пулемет, и ему пришлось победить его своей Смертью. Так и Денис навсегда будет гореть в сердце любого уважающего себя мужчины, знакомого с нашими идеями и образом жизни. Он умер за свои идеалы, доказав их значимость для нас. А ведь он не лукавил и не мечтал о дешевой славе.
 Кто будет кормить детей наших убитых братьев? Спросите: а кто будет кормить моих, случись мне сдохнуть?! На это я обычно говорю, что не хер было выходить за Кочергина и не хер было от него рождаться! Вляпались, так уж будьте любезны разделять с ним его судьбу, как и положено жене и детям воина.
 В России смерть – непременное условие, необходимое для того, чтобы стать великим. Виктор Цой уже навсегда стал культовой и почти мифологической фигурой, а глядя на сегодняшнего Гребенщикова, понимаешь, что этому повезло гораздо меньше.
 Что есть смерть? Думаю, вы этого не знаете, а мы знаем, так как именно в рамках нашей подготовки мы вполне сознательно «убиваем» своих слушателей. При отработке пары-тройки тем убивали до полного ухода и выцарапывали обратно. Про удушения вы наверняка читали. Так вот, именно в смерти нет ничего страшного и травмирующего психику. Для понимания этого и проводится тренинг. Страшна не смерть, а именно ее пугающая составляющая – психический прессинг.
 Что делаем мы? Мы создаем именно его – максимально возможный психический прессинг. Это заменитель страха смерти. Ведь биологически раздражение, радость и угроза жизни вызывают одни и те же процессы: выделяются адреналин и эндоморфи-ны, повышается частота сердечных сокращений и кровяное давление, возникает эйфория с необъективным восприятием действительности. Вопрос: что не так в нашей методике, столь часто критикуемой?
 Мы не поднимаем частоту сердечных сокращений?
 Не вызываем в психике процесса противодействия внешней угрозе?
 Не обостряем внимание и исполнительность?
 За пару дней не впихиваем в голову того, что другие не могут впихнуть и за пару лет?
 Не закладываем «боевой» опыт?
 Чего еще мы не добились тем, что по-честному грубы и невоспитанны?
 Ну и хватит уже об этом… Надоело, честное слово. Тем более что я вовсе и не рекламирую наш подход как единственно возможный и самый верный. Более того, я еще вполне серьезно прошу: НЕ ХОДИТЕ К НАМ ЗАНИМАТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО Я БУДУ БИТЬ ВАС ПАЛКОЙ И ОРАТЬ МАТОМ. По-другому тренировать не умею.
 Не ходите к нам, пожалуйста, и не тренируйтесь, но будьте так любезны – перестаньте иронизировать на наш счет. Я же не даю вам советов и не хмыкаю пренебрежительно, говоря о вас!…
 Самый доступный лечебный стресс – голодание. Именно по причине стойких психических раздражителей организм приходит в состояние возбуждения, а при отсутствии энергозатрат на переваривание и выведение отходов он бросает все силы и внимание на больной орган. Многие болезни наша система защиты элементарно не замечает, усыпленная всякими там обезболивающими и жаропонижающими средствами.
 Я вот старательно не пью таблеток (витамины и пищевые добавки – это другое) и считаю, что если болезнь вползла, то организм обязан ее победить или погибнуть как нежизнеспособное существо.
 Поверьте – между душевными и телесными заболеваниями разница лишь в том, что одни проистекают из других. Это заметили уже давно, я всего лишь присоединился к очевидному. Например, заболевания поясницы, как правило, возникают у психованных особей. «Зло» накапливается в копчике, вот и дает побочные выбросы в спину.
 Я практикую  моку со,  то есть сидячую медитацию перед и после занятий на тему «Как вы сегодня погибли». Это помогает научиться легкому, естественному отношению к смерти. Еще один крайне эффективный тренинг – доведение человека до пограничного состояния. Человек не знает, что такое смерть, – стоит ему показать.
 Нами разработаны несколько практических тренингов на эту тему. Например, берем пояс от кимоно, двое ребят накидывают «подопытному» петлю на шею и начинают медленно ее стягивать  (ВНИМАНИЕ!  Ни в коем случае не делайте этого самостоятельно!), а тренер внимательно смотрит ему в глаза. Стучать нельзя, хвататься за петлю нельзя, дергаться нельзя, можно потерять сознание и приближенно узнать, что такое смерть, заодно выяснить, что ничего страшного в ней нет. Тренинг ужасающий, крайне опасный, проводится он только при очень компетентном тренере, знающем, как оказать первую помощь. Этот же тренинг помогает научиться правильно сопротивляться удушению, коротко дышать носом, прижимать подбородок, максимально напрягать шею.
 Об этом частенько пишут всякое, и я удивлен столь пафосным отношением к обычному, на мой взгляд, психическому тренингу. Невозможно понять отношение к жизни бойца, спеца и т. д., не разобравшись с его отношением к смерти. Страх смерти – естественная вещь и вполне оправданная, но ступор, наступающий у неподготовленного человека при угрозе жизни, есть вещь опаснейшая! Все наши тренинги направлены и рассчитаны на управляемое снятие всех сковывающих факторов, мешающих выполнению реальной боевой задачи или победе в спортивном поединке. Не тренинг позволяет снижать стрессы, вызванные страхом смерти, а вся система обучения. Человек есть совокупность его представлений о собственном негативном жизненном опыте. Радости и веселья ничему не учат, другое дело – горе и несчастья. Спросите себя: много вы помните по-настоящему счастливых моментов в жизни? А теперь вспомните, какие трудности вы пережили и как себя вели в этот момент. Ага! Вот вы и есть этот самый человек, преодолевающий трудности.
 Чем хуже, тем лучше! Это не я сказал, а один китаец, звали которого Мао Цзэдун.
 Помянул я сейчас великого кормчего, и вспомнились вдруг ситуации, когда человеку действительно бывает плохо, причем именно физически плохо. Приведу несколько примеров и скажу, что надо делать, чтобы выжить и успеть добежать до доброго доктора.
 Тяжелые удары в голову, как правило, сопровождаются травмами носа. Никогда не сморкайтесь, если у вас пробита голова, – инсульт где-то рядом, а он вам и даром не нужен!
 Если вы получили по шее, попробуйте пальпировать ее. Помните, что перелом основания черепа несовместим с жизнью, хотя часто бывает, что он даже не болезнен. Если вы нащупали отек, то намотайте на шею неплотную, но массивную повязку и аккуратно, лучше с посторонней помощью, ложитесь, поддерживая голову рукой.
 При подозрении на перелом челюсти попробуйте укусить себя за палец – если «не кусается», то челюсть действительно сломана. Ну и ладно, ничего страшного, надо приложить холод и двигать в лицевую хирургию. Выбитые зубы следует немедленно выплюнуть. Гораздо страшнее ими подавиться на вздохе, чем потерять такую ценность.
 Выбитый глаз суньте в пакет, пакет в любую чистую тряпку и на лед от ближайшей мороженицы, затем у вас есть пара часов на операцию – бегом в 03.
 Резаные и рваные раны головы и лица не мажьте йодом и не злоупотребляйте перекисью водорода, достаточно промыть их водой и перевязать. В идеале рана сшивается не позже двух часов после ее получения, позже придется срезать отмершие края.
 Некрупные порезы и рассечения вполне стягиваются лейкопластырем. Сначала прилепите несколько кусков к одному краю раны, затем стяните рану как можно плотнее и приклейте второй край, затем под бинт– и в больницу. Обязателен укол против столбняка.
 Любые колото-резаные раны живота заклеиваются разорванным пластиковым пакетом и перематываются бинтом. Как правило, кровотечение при этом не слишком мощное – мешают спазмы. Если выпали внутренние органы, НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ИХ ЗАСУНУТЬ ОБРАТНО, сложите в рубаху, пиджак, все в руки – и бегом в ближайшее медицинское учреждение.
 Если нож остался в вашем теле – это естественная пробка, которую нельзя вынимать. Кстати, процесс извлечения не так уж и прост и крайне болезнен – самому не соваться!
 Стреляная рана колена – крайне болезненное поражение, дающее массу мелких костных осколков, но опасность кроется скорее в разрыве крупной артерии. При обильном кровотечении алого цвета срочно наложите жгут в области паха или над коленом, но его нельзя держать дольше двух часов, особенно летом. Да, и не пытайтесь опираться на поврежденную ногу! Как правило, костные осколки вынимают, более того, вынимают и крупные части разбитого сустава. Это место имеет крайнюю подвижность, и восстановление его функциональности крайне проблематично. Простреленное колено может оказаться показанием к ампутации! Сейчас широко применяют металлические и полимерные имплантанты суставов. С коленом сложнее, но в свое время гениальный Елизаров при помощи своего чудо-аппарата выращивал не то что колено, но и пальцы! Да, знаете, что самое страшное при простреленной кости голени? Это попытка побежать; открытый (осколочный) перелом со смещением будет обеспечен с большой долей вероятности. При переломе (отеке) гортани либо ранении шеи с последующим обширным спазмом применяют трахеотомию, то есть попросту вскрывают гортань ножом под кадыком. Если больной сопротивляется или у него конвульсии, прижмите его спиной к земле, прицельтесь и врежьте аккуратно в челюсть. Как только бедолага «уснет», можно резать. Ставите клинок на гортань, а второй ладонью не спеша бьете по рукоятке.
 Настоящий мужчина должен уметь шить собственную шкуру и спасать бестолковых окружающих. Расскажу немного о шитье в поле и на улице.
 Прежде всего, приготовим шовный материал и иглу. Любая, в идеале толстая, шелковая нитка или тонкая рыболовная леска режется на куски сантиметров по пятнадцать – двадцать пять. Их длина очень зависит от ваших навыков, места ранения и ширины раны. Количество нитей рассчитывается примерно так: длина раны, поделенная на двухсантиметровые отрезки. Затем помещаем нитки в водку, одеколон, еще лучше перекись водорода, спирт. Если все это недоступно, в раствор марганцовки чуть розового цвета; если и этого нет, в раствор йода цвета слабенькой мочи. Все инструменты обрабатываются в этом же растворе. Пафосное обжигание иглы на газовой, а то и на бензиновой зажигалке – совершенно крайний случай, как и прижигание раны на открытом огне. Это делают при ампутации, чтоб кровь остановить.
 Иголка, оптимальная длина которой составляет не более двух-трех сантиметров, аккуратно загибается наподобие рыболовного крючка. Весь шовный материал лежит в растворе не менее десяти минут; прокипятить все это на улице вам вряд ли удастся.
 Потом берете пинцет помощнее, пассатижи, кусачки или хоть что-то, что может усилить удержание иглы. Затем иглу с продернутой ниткой зажимаете и начинаете прокалывать рану с наружного края внутрь, стараясь захватывать только кожу, отступая от края не более пяти-семи миллиметров, протягиваете нитку, прокалываете рану с внутреннего края, крючок иголки как раз позволяет не зацепить мясо, а аккуратно попадать под кожу. Затем стягиваете оба конца, рана достаточно легко сходится, а на нитке завязывается узелок. Для этого, кстати, можно использовать зубы. Если рана скальпированная или рваная и кожи «не хватает», следует сделать легкие надрезы параллельно шву на небольшом удалении от основной раны – они могут не зашиваться ввиду небольшого размера. Данная операция помогает стянуть рану, но, безусловно, требует определенного навыка.
 Рану йодом не мажут, им можно обработать поле вокруг операционного места, а шов стоит обработать зеленкой. Колоть следует любой доступный антибиотик, при шитье хорошо помогает двух– или пятипроцентный лидокаин. Десятипроцентный применять не стоит – он чересчур дубовый. Отлично помогают витамины группы В и, конечно, антиокси-дант, витамин С. Все это вгоняется в ягодицу, а лидокаин – вокруг раны по кругу. Более серьезные препараты может применять только врач.
 Да, шить только руками, без пассатижей, тоже можно, но крайне тяжело.
 Делал я это прежде всего на себе, и не для форсу бандитского, а потому, что если я учу людей выживать в условиях ранения, то не имею права растолковывать это «на пальцах». Я более чем уверен в том, что каждый практикующий хирург обязан пройти через это, чтобы понять, что он шьет и режет не резиновых кукол из секс-шопа, а живых людей, которым бывает больно, а иногда и очень-очень больно!
 Сначала я на себе показал, как правильно делать рассечение, что пригодится, случись извлекать осколок, например, затем стал демонстрировать, как сшивать рану при помогли плоскогубцев. Нервишки трепыхались при этом так, что, обработав спиртом руки, я не обработал нож, а начав шить, так запутался в собственной крови, что не затянул второй стежок и не сделал третий. Первый шов получился ужасным, но дело я завершил вполне прилично, предпоследний и последний швы оказались нормальными. Этот случай еще раз подтверждает, что одно дело – шить других, но совсем другое, когда сам себя штопаешь. Опыт я получил неоценимый!
 Проблема посттравматического поведения совершенно не освещена в популярной литературе. Так, на моих глазах человеку разорвали суставную сумку плечевого сустава, дергая уже сломанную руку и наивно пытаясь ее вставить. А все почему? Да потому, что никогда вывиха не видели, а уж его точно не перепутаешь ни с чем. Извините за пафос, но когда у тебя на спине хрипит, умирая, мальчишка девятнадцати лет и ты точно знаешь почему, то поверьте: давать ему нюхать нашатырь в голову не приходит. Единственный способ подготовить себя к негативным испытаниям – это общение с компетентными людьми, например специалистами по военно-полевой хирургии. Меня часто умиляют американские последователи филиппинской системы обращения с ножом – сразу прошу у них прощения за возможную бестактность, – когда показывают, как можно, блокируя, подставлять предплечье под порез ножа. Это же ужас! Я прошу их показать шрамы на руках от этих порезов, так они просто не понимают, чего от них хотят, ведь это была простая имитация.
 Как можно обучать слушателей столь авантюрной выдумке, даже не попробовав ее на себе?!
 Опыт, опыт и еще раз реальный опыт. Свой, чужой, да хоть вражеский – все в копилку, глядишь, когда-нибудь не сдохнешь там, где уж точно был бы должен.
 Что-то разошелся я сегодня, несколько переборщил…
 Да, совсем забыл напомнить. При черепно-мозговой травме следует резко сократить потребление воды, уменьшить черепное давление. Желательно внутривенное введение глюкозы с аскорбинкой; если капельница недоступна, то вполне можно заменить ее подкожным введением. Эффект примерно тот же, но есть шанс воспаления, так что не давайте раствору застаиваться, массируйте, ну и, конечно, холод на голову и шею.
 Хорошо приводит в себя нажатие на точку, находящуюся прямо под носовой перегородкой, никакой нашатырь не сравнится по эффекту.
 Перед боем казачки не ели, а водочку рукавом занюхивали. Зачастую ранения в живот более болезненны, чем опасны сами по себе. Рассечение кишечника опасно прежде всего тем, что возможны перитонит и последующий абсцесс. Попросту говоря, дерьмо, вываливаясь в брюшную полость, вызывает воспаление внутренних органов, которое неминуемо приводит к заражению крови, и… каюк. Чем дольше эти пищевые остатки не выпадут и чем меньше их будет, тем больше у вас времени для того, чтобы добраться до больнички. Условие одно – ВОДЫ НЕ ПИТЬ, физраствор внутривенно, как уже говорил, кусок пакета на рану и повязка.
 Люди часто гибнут от суеты. При мне в клубе девочка упала в обморок, обожравшись наркотиками, мне пройти не дали визжащие подруги. Конца истории не знаю, видел лишь, как бездыханное облеванное тело волокли к выходу – ни рот не очистили, ни язык не вынули, ни пульс не проверили – вот ведь болваны. И ведь меня не подпускали, хотя у меня есть принцип: насилие в спасении жизни – то же насилие. В этом случае инициатива хуже триппера – помочь толком не дадут, а быть соучастником «убийства» более чем неразумно, так что при оказании помощи не пытайтесь делать это любой ценой. Пусть окружение пострадавшего человека воспринимает вас адекватно, а то ведь еще разгоряченные бойфренды могут заподозрить в вас торговца «дурью», перепугавшегося за клиента, и т. д. Короче, в каждом конкретном случае обязательно должно приниматься решение на активные действия, причем именно спокойное, взвешенное решение, а не сумбур с максимальной скоростью бесполезных движений и мыслей.
 Сразу предупреждаю: кто начнет издевательски хихикать, того ночью посетит жидкий стул, шведский стол или каменный цветок не выйдет. Однажды я на собственной шкуре ощутил наличие, а скорее отсутствие – не ржать! – энергетической защиты…
 В 1990 году я служил на Кавказе, по делам службы был в штабе округа, в Тбилиси, и там, болтаясь от нечего делать по гостинице, увидел у одной дамы шишку на лодыжке. Как выяснилось, это были последствия недавнего перелома, хотя прошедший после травмы год говорил о том, что, видимо, опухоль останется надолго, возможно навсегда… Для дамы до тридцати это почти катастрофа.
 – А что, давай уберу, – авантюрно предложил я.
 И ведь убрал очень простым способом. Лечение больного органа или члена (в данном случае имеется в виду нога, а не то, что вы подумали) примитивно сводится к усилению притока крови к больному месту. Можно осуществлять его пассивно, прогреванием, можно активно – массажем, а можно комплексно. Для этого надо с ужасным лицом запустить механизм кодирования, попросту говоря, напугать малахольную девицу. «Ты что же, милая, задницей вместо головы думаешь – еще пара месяцев, тут бы и до операции дело дошло… Но, слава Богу, успеем, сейчас на глазах все растает…»
 После этого я начал примитивное выдавливание по кровотоку в сторону сердца, а затем тупо подержал «горящую» ладонь над больным местом. Эта процедура очень проста и применяется практически во всех туземных медицинах. Держишь ладонь над пораженным местом на расстоянии от двух до десяти сантиметров, причем без всякой экстрасенсорной чепухи, одухотворенного выражения лица и «взмахов крыла» умирающего лебедя. Когда ваши биотоки встречаются с биотоками больного, ладонь явно начинает гореть, то же происходит с больным местом, налицо катализация процесса.
 Короче, шишка ушла дня за два, и началось… Напомню, это был город Тбилиси, Восток, одним словом.
 Я, как клоун из телевизора, принимал толпы больных и шаманил почище Чумака и Кашпиров-ского. Сразу оговорюсь, что популярность моя была обоснованна, в том числе и категорическим отказом от денег, так что не зарастала народная тропа в номер А. Кочергина.
 Примитивность процесса и достаточная типичность болезней привели к тому, что остеохондрозы я лечил за один прием, от силы два, шеи вправлял минуты за две, даже истериями не гнушался, а как-то раз ухитрился диагностировать скрытый порок сердца у тридцатипятилетнего мужика, о котором он даже не подозревал, а всего лишь задыхался перед дождем.
 Так вот, все бы ничего, купался я в лучах грузинского обожания, латал потрепанные организмы и был удивлен такой всеобщей запущенностью в части контроля здоровья, как вдруг ко мне приводят девочку-азербайджанку, беженку. У нее полгода назад умерла мать от рака груди, так вот ее тетка, женщина небогатая, с трудом говорящая по-русски, сообщила, что девочке поставили тот же диагноз, а именно рак груди. Я был удивлен, ведь в то время подобные вещи считались врачебной тайной, а она пояснила, что врач-онколог взял анализы и сообщил: собирайте деньги, девчонка умирает. На лекарства все равно не хватит, а на морфий придется раскошеливаться, его на Кавказе колют только за деньги, как, впрочем, и все остальное. Девочка совсем не говорила по-русски, выглядела маленьким дохлым подростком. Когда я узнал, что ей уже двадцать пять, моему удивлению не было предела. На груди ее имелось уплотнение размером с кулак, которое я сразу отказался лечить, справедливо отметив, что я не врач и ничего в этом не понимаю. Тетка запричитала, мол, все равно никто не берется, а кто берется, тот не по деньгам. Девочка, видимо, что-то понимая, смотрела на меня так, как будто я только что подписал ей приговор и вот-вот стрельну в глаз…
 Короче, я сказал:
 – Хрен с вами, попробую. Только не гундеть, не мешать, не опаздывать.
 И при этом допустил несколько серьезных ошибок.
 Ошибка № 1. Я, ввиду предполагаемой серьезности задачи, назначил ежедневные «процедуры».
 Ошибка № 2. Я, как безотказный АК-47, продолжал принимать восторженных и возбужденных халявой туземцев!
 Ошибка № 3. Я не имел ни малейшего представления о защите, даже руки после «джигитовки» не держал в проточной воде!
 Надо сказать, что некоторый опыт в области реконструкции повреждений я имел. Дело в том, что род мой происходит из глухой лесной Сибири, где в глухих таежных деревнях проживает целый клан Ко-чергиных, по большей части глубоких стариков. Так вот, бывая там, я был обучен обычному для тех мест противодействию болезням, зверям и варнакам, то есть лихим людям, причем противодействие это носит несколько мистический характер.
 Через неделю «лечения» пальпация показала практически полное отсутствие уплотнения, но вот незадача – я перестал спать и плохо ходил, практически перестал есть, температура подскакивала до сорока, а съедаемый горстями аспирин даже пота не вызывал. Я прилетел в Челябинск и через десять дней уже катался на «скорой». Медики никак не могли поставить диагноз. Менингит – не подтвердилось, брюшной тиф – не выявлено, лихорадка неясного генеза – а вот это меня рвало на части. При этом все анализы – как у Терешковой перед полетом, даже РОЭ крови, что говорит об отсутствии воспаления в организме.
 Спас меня врач-терапевт со «скорой», приезжавший ко мне в пятнадцатый раз. У меня уже начинались галлюцинации и стал барахлить «мотор», я тогда сильно похудел, весил около шестидесяти пяти килограммов, что для меня куда меньше, чем просто мало. Он посмотрел на меня с укором и говорит:
 – А ну, давай вспоминай, что необычного делал в последнее время? Людей лечил… Как лечил?! – И тут он как заорет: – Что же ты молчал, придурок?! Беги в церковь, иначе ласты склеишь при такой динамике.
 Самое забавное, поняв, отчего заболел, я пришел в себя буквально через пару часов, но в церковь сходил все равно.
 Мораль в том, что энергии тела существуют, – это я узнал на собственной шкуре.
 После физического общения с неприятными людьми надо обязательно влезть в холодную проточную воду, душ тоже подойдет. Вода уносит не только физическую грязь, но, видимо, и более тонкие негативные субстанции.
 Прошу не судить меня строго и не ругать за признание наличия чего-то потустороннего. Этим рассказом я всего лишь хотел обратить ваше внимание на наличие скрытых форм опасности и вовсе не призывал верить во всякий шаманский астрально-экстрасенсорный бред – все проще и тупее, если угодно.
 Как раз о том, что это такое, как этим пользоваться и как избегать неприятных составляющих, я и хотел бы побеседовать с почтенной публикой, если, конечно, она уже не заготовила пару гнилых помидоров для запуска в личико доморощенного «энергоносителя».
 Говорят, что суеверие есть тяжкий грех! Уверуй – и сбудется. Попробую-ка я дать физические объяснения «космических энергий» и «огненных шаров, вылетающих из задницы».
 Все колдуны, экстрасенсы и прочая, прочая, прочая налегают в своем маркетинге на суеверия, вбитые в нас на уровне генетики, и лень, тоже доставшуюся нам от пращуров. Вот темнота-то была! Да, именно лень – мало кто хочет бороться за любимого человека, если он, скажем, загулял или запил. Шмыг к жуликоватой бабульке, и айда в бубен бить, фотографии 9x12 жечь и кошачьей мочой умываться. Помогает быстро, затраты только материальные и никаких нервных. Благодать, но ведь бесплатный сыр обычно хранится в мышеловке.
 Как только посыпанный куриным пометом суженый или благоверный воспылает нежной страстью и начнет испытывать аллергию с сыпью за ушами к футболу, рыбалке, водке, пионервожатым и школьницам в коротких юбках, так тут же у него начнется, скажем, сглаз или порча. Например, пучит его, бедолагу, или энурез какой приключится, а дорожка-то уже протоптана. А ну с низкого старта на второй заход! Причем несомненная «причина» этой порчи – наверняка соперница проклятущая – будет выявлена медитативно с сопутствующим визуальным анализом родимого пятна на ягодице потерпевшего. Ну и запускается вся порча ей, падле, в обрат-ку, умноженная на пять, а при наличии премиальных и на все на десять… И так до бесконечности. Дело даже не в «присаживании» на ворожбу, а именно в оккультной примененное™ таковой. Существует она – объективно существует, сам видал.
 А отсюда следует, что к бабкам – ни ногой, пусть они хоть крестами увешаются. Когда человек говорит: «Господи, Господи…», неизвестно, какого именно Бога он поминает, для кого и козлоногий – бог.
 Так что такое биоэнергия? Не судите строго: теория моя и не обязательно правильная.
 Мышечные сокращения происходят исключительно под воздействием биотоков, проходящих по нервной системе, по сути являющейся электрической сетью организма. Чем выше качество управляющего прибора – а у нормального человека это то, что сверху, – чем меньше сопротивление самой сети или, скажем, выше сечение проводника, тем выше сила тока. А ведь любой ток неминуемо вызывает явления магнитного потока, который в свою очередь распространяется со скоростью света на практически неограниченные расстояния, всецело уподобляясь волнам в эфире. Более того, эти магнитные потоки имеют свою частотность и модуляцию в силу неоднородной природы источника излучения, следовательно, помимо примитивного магнетизма, подобная чепуха может и, видимо, переносит заданную информацию, как, скажем, вода и кровь. Вот и разгадка. При массаже – плевать каком, контактном или бесконтактном, – мы идеомоторно представляем картинку процесса выздоровления и посылаем этот управляющий сигнал в ослабленный орган для катализация регенерации. О как умненько-то!… Электромагнитные волны, проникая в ткани, вызывают сокращение волокон, причем заданное, и обеспечивают приток крови к пораженному участку. Вот и все.
 Мне было четырнадцать лет, когда в Сибири я первый раз увидел человека, стреляющего из обреза. Первый раз увидел того самого варнака, оборванного человека с ружьем, живущего в лесу, явно без паспорта. Первый раз услышал лешего, и это не шутка, первый раз был очевидцем, как домовой у коровы молоко выпил, научился кулаком вправлять сотрясение мозга, чем и пользуюсь до сих пор, первый раз почувствовал, что в тайге погибнуть легче, чем выжить, и увидел первую «молодую» смерть от запоя…
 Уважаемые господа, во-первых, следует разобраться с терминами «демонизм» и «сатанизм», которые часто напрямую отождествляют, и совершенно напрасно. На планете Земля человек изначально находится во власти князя мира сего, сатана владеет этим миром, и единственный способ избежать этой власти – религиозное развитие. Но не любое, потому что когда человек говорит: «Господи, Господи», неизвестно, к какому Богу он обращается. То есть если конкретно и жестко (да простят меня атеисты), то неверующий человек – это пассивный сатанист, так как знаменитые слова Гитлера, кстати, мистика и масона: «Кто не с нами, тот против нас» – это слова из Святого Писания, означающие, что сидеть на заборе между добром и злом невозможно: очень больно в ягодицах. Вот и выходит, что, к большому сожалению, неверующий человек находится «с темной стороны забора». Это пассивный сатанизм, а вот под активной его формой подразумевается именно отправление культа нечистого, о чем вы наверняка в курсе.
 Что же такое демонизм?
 Все, что нас окружает, имеет двойственную природу. Любые знания можно получить как с одной стороны забора, так и с другой. Различить природу этих знаний достаточно просто.
 Знания, полученные через суммарный нравственный, духовный и физический подвиги, – это светлые проявления.
 Легкость выздоровления, обучения, фантастичность возможностей при явно невысоком моральном уровне экстрасенса, мастера, колдуна, говорят, скорее всего, о демонической природе знаний. Демоны – это те силы, которые скрыты внутри всех вещей, стихий и т. д. Доступ к их использованию сокрыт высшими силами именно по причине бездумного использования их горделивым человеком. Однажды Апостолы спросили Спасителя, как он ходит по воде, на что им было отвечено, что будь их вера величиной хоть с маковое зерно, тогда и откроется им Царствие Небесное.
 Чтобы получить экстраординарные способности через медитацию и реализовать таким образом собственную гордыню, не нужно практически ничего кроме абстрактной – абстрактной ли? – покорности и физического терпения. Скажем так: если рассматривать энергию Ки не как биомеханику, а как некую мистическую субстанцию, то вы и получите мистическую, демоническую субстанцию. Всякое дерево познается по плодам его. Посмотрите на мастеров Востока новейшего времени. Сказать, что это не пафосные люди, окружающие свою жизнь мистикой и легендами, – значит, погрешить против истины.
 Хотите пример? Да сколько угодно. Что известно про «легендарного» Такэду, учителя Уэсибы, последнего самурая Японии, который, невзирая на закон, до гробовой доски носил меч и убил в поединках более пятидесяти человек? Да ничего, кроме того, что он последний патриарх стиля в дзю дзюцу, нагло сворованного Уэсибой (да простят меня его поклонники) и переименованного на новый лад. С какой целью, как вы думаете? Да все гордыня, я уж про деньги молчу. Вот это и есть немощи человеческие, толкающие людей к славе по «легкому» пути. Как говорится, дорога в ад вымощена благими намерениями. А демонизм – последняя ступенька перед сатанизмом.
 Знаю, что звучит все чересчур категорично, но это мои убеждения, высказанные далеко не ради диспута, а для объяснения моей позиции – не более. Я уверен, что имею право на собственное мнение и всегда могу его огласить.
 Вы спросите, почему
Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980