Меню сайта
Наш опрос
Какм видом каратэ вы занимаетесь
Всего ответов: 1130
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Бесплатный каталог сайтов "Мир сайтов", добавить сайт, увеличить ТИЦ, PR
Ссылки
Добавь свою ссылку
 
 


        

      

 3
 ПРО ВОЙНУ И РУССКИЙ ДУХ, КОТОРЫЙ НЕ СТОИТ ПУТАТЬ С ЗАПАХОМ



 Война – это серия катастроф, ведущих к победе.

    Жорж Клемансо

 Я не буду писать о чьих-то чужих далеких войнах или о героизме, да и о причинах войн черкну в другой книге, здесь же хочу сказать, что есть война для моего странного и великого в своей странности народа. Сделать это надо хотя бы для того, чтобы понять, что есть русский мужик и почему в его руках топор, что именно предначертано народу, называющему себя гордым именем «русские».
 Россия – это страна с величайшей на планете победоносной военной историей. То есть ни Рим, ни монголы, ни брутальная Пруссия, ни маниакальная Япония, ни американцы – никто столько не воевал на протяжении своей государственности и никто не одерживал столько побед в начатых и вынужденных войнах, сколько одержал их мой народ.
 Скажу более: мы, по сути, ни хрена больше и не умеем, кроме как одерживать героические победы, причем просто победы нас даже обламывают, нам именно героические подавай, чтобы «не щадя живота своего»! Это никакая не усмешка, это всего лишь констатация факта. Мы созданы для героических войн, когда можно красиво и легко отдать свою жизнь, сдохнуть за то, во что веруем в этом историческом периоде. «Бог не в силе, а в правде!», «За Веру, Царя и Отечество», «За Родину, за Сталина», ну или за интернациональный долг. Кстати, как же много мы постоянно одалживали, Политбюро, похоже, очень любило карты и займы. Моему народу не нужен был даже понятный лозунг, ему вполне хватало его фактического наличия. Трепет в груди нарастал уже сам собой, присутствие врага волновало, как кобыла волнует жеребца: «Засажу, а потом хоть на колбасу к татарам!»
 Так что же движет мои народом, живущим в поиске основания для самопожертвования, не деградация ли это, не вымирание ли безмерно разросшегося этноса?
 Поиски национальной идеи стали в постсоветской России национальным видом спорта, наподобие различных и весьма многочисленных лохотронов и наперсточников у автовокзала. Каждая политическая сволочь, лукаво поглядывая на пухлые от чужеродного бабла карманы, вдумчиво вещает о той самой таинственной русской душе и об общечеловеческом (демократы, мать их) или же о русофильском (нацболы, фашики, коммуняки и прочие люмпены) направлении движения страны. Хотелось бы верить, но, вне зависимости от спича, оратор очевидно проплачен, что унижает и русский язык, и русские уши!
 Мерзость, мерзость и еще раз мерзость! Как же все это достало!
 Доколе этот свинарник, называемый русским политическим Олимпом, будет насмехаться над очевидными истинами, подменяя их кукольными сюжетами из «ихнего» комикса про счастливую жизнь! Не смейте совать нам в рот свои чупа-чупсы!
 Нужны деньги – перебирайся в Москву! Хочешь хорошо жить – воруй! Надо решать проблемы – есть знакомый мент! Война – сбегу на Канары! Хочешь сексу, купи тетку! Можно ли что-то поменять в стране – меняй дилера! Родился сын – назови Марком, пусть хоть ему попрет!
 И это Россия?! И нам реально не стыдно?!
 НАМ СТЫДНО!
 Нет, это уже не Россия, это банановая республика с жуликоватым правительством, достойным того быдла, которое его избрало. Это уже не русский народ, а именно скоты. Мы скоты, жующие комбикорм, раздаваемый перед выборами очередным хамом. Это неоформленное стадо деградирующих потомков великих в своей праведности дедов, которые с огоньком закидали шапками и ордынского хана, и Наполеона, и турецкого султана, и императора Хирохито, и Гитлера и…
 И вдруг нация потеряла цель своего существования, родив ничтожных детей и ущербных внуков, вкусивших «гамбургера» сладострастных утех.
 Кто постарше, вспомните, кто и для чего населял СССР?
 Это была многонациональная общность людей – советский народ, борющийся за мир во всем мире и находившийся в перманентном ожидании глобального ядерного конфликта, когда, наконец-то подыхая, мы нажмем на ту самую кнопку – и кердык той Америке! А под такую песню не жалко и ласты склеить – ну чем не судьба!
 У нас была цель – цель хамская, не рациональная и сладкая в своей жертвенной истоме: сдохнуть за идиотские идеалы!
 И вдруг все эти идеалы стали коммунистической пропагандой – какая незадача! Общество оказалось тоталитарным, а все жертвы народа, погибавшего за победу, – откровенным фуфлом и дешевым повидлом.
 – Верил я тебе, Маруся, ой как верил, а ты с дворовым Тузиком согрешила. Пойду сопьюсь в лохмотья и сдохну красиво, как батька – под забором!
 Украв у нации ее Великую Войну, американские приспешники украли у нас позвоночник, и наша буйная головушка упала прямиком в трусы, задохнувшись от смрада и озверев от картин несбыточной западной жизни, увиденных через задний проход масс-медиа, ангажированного вероятным противником.
 Что для немца цель жизни, то для русского – убогая старость! Нет уж, наши буйнопомешанные и на похоронах баяны рвут, а в бой идут с голой жопой и штакетиной вместо пулемета, на пьянке либо уцелуются в зеленые сопли, либо раздерутся вдребезги, но упаси Господи заскучать.
 Мы реально созданы для куража, поэтому, не получив в вену его ежедневную дозу, начинаем искать заменители в пьянке, блядстве и драках. Господь в начале времен взирал на наши просторы и не без юмора поручил этим чумазым недоумкам стать Домом Матери Божьей, нацией, сохранившей ортодоксальную Православную Веру, где нет места ни разночтениям, ни послаблениям.
 «Чем хуже, тем лучше», – говорил Мао. Это более чем про нас, нам бы ворот зубами рвануть, кишки бы нам на березу или на амбразуру грудью. В обход и отсидеться – это для всяческих там англосаксов, русские воевали не числом и далеко не умением, а именно Православной Жертвенностью, именно за Веру, Царя и Отечество – иное от лукавого. Нам остро необходимы не инженеры и уж точно не экономисты, а пастыри, стяжавшие Духа Святаго, через подвиг Веры и мужество послушания, – быть Русским!
 Годится ли для нас покой и уверенность в завтрашнем дне? Да, если это покой после выигранной битвы, если это уверенность в завтрашнем дне Святого Отца нашего Сергия Радонежского, благословившего монахов Ослябю и Пересвета положить души свои за други своя и осенившего крестным знаменем войска, снискавшие славу русского оружия в великой битве с татарами на поле Куликовом.
 Нужно ли исконно русское боевое искусство для сегодняшнего русского человека? Конечно! Это искусство умирать стоя, не преклоняя колен ни перед кем, кроме Господа нашего и флага Родины! Иные искусства – малозначительные умения, которые, без сомнения, нужны, но вторичны и суетны! Нет и не было в России широкомасштабных систем обучения владению оружием или сектантских школ «познания истин». Казачки джигитовали и стреляли, конечно, изрядно, но столь по-военному, что иначе как муштрой это не назвать, то есть именно искусством тут и лапоть не звенел.
 Потому Русь и была святой, что в Бога верила истово, как и любила, как и водку жрала, как и воевала – с пеной у рта, белым от ярости лицом и с кистенем в чумазой руке.
 Вычурные искусства нужны людям немощным и скудным духом. А русский мужик – это производное от великой земли, им от дедов унаследованной, огромный, как медведь, и искренний, как кувалда! Какие такие энергетики, когда кулак с собственную голову и запах изо рта – что тот русский дух! Что на эту почву ни упади – либо становится русским, либо вянет, не вытерпев навозной силы.
 Взгляните хотя бы на «боевые» виды спорта, пришедшие в Россию с Востока. То есть на то, чем обычно занимает себя любой воинственный этнос, готовя свой дух к следующей бойне.
 Советская школа дзюдо родила самбо, это было одно из величайших, еще не в полной мере оцененных событий в истории спортивных единоборств. Именно советское дзюдо вылилось в столь самобытную систему борьбы, что японцам, дабы не потерять лицо, пришлось корректировать правила, ограничивая партер, столь любимый советскими борцами.
 Кудо, или дайдо джуку, – вид контактного каратэ, пришедший из Японии, уже через семь лет стал практически российским видом спорта, где подавляющее преимущество наших бойцов столь очевидно, что все потуги японских судей оставить хоть какие-то медали для своих выглядят смехотворными и омерзительными в своей беспринципности.
 Ушу саныпоу – самое жесткое направление в ушу, это полноконтактные бои. На сегодня сборная России имеет подавляющее положение в этом виде. Не только корейская сборная, но и китайцы поголовно проигрывают нашим ребятам и в командном, и в личном зачетах.
 Во всех федерациях каратэ кекусинкай доминируют не японские, а именно российские бойцы. Макс Дедик, Леночка Воробьева, Сергей Осипов, Игорь Пеплов, Рома Узунян, Юля Девятуха – вот лишь немногие имена наших земляков, порвавших в лохмотья и японцев, и европейцев, став чемпионами мира. Если так и дальше пойдет, то учиться каратэ нужно будет в России, но никак не у самураев, проигрывающих бой за боем.
 На фоне общегосударственной деградации, ничтожества власти, воровства и размаха новых купчиков, так и оставшихся быдлом, особенно ярко выглядят победы российских бойцов. Они алогичны в своей сути, потому что совершены на пустой желудок, без должной государственной поддержки, без внимания со стороны спортивных комитетов и на занятые в долг деньги.
 Я уж молчу об истинном героизме наших ребят, ухитрившихся не запачкаться в омерзительной кавказской разборке. Вечная память героям, сложившим свои головы, оставаясь верными присяге. Позор преступникам, развязавшим эту войну и наживающим миллиарды, и не важно, нежатся они в теплых московских креслах или считают арабские подачки, сидя по норам в Чечне.
 Мы такие, какие мы есть, идеализировать нас не стоит, мы чумазые, алогичные и странные люди, которым голод к лицу и скорее помогает, чем мешает.
 Позор, скажете вы? Зато очень по-русски, – отвечу я вам.
 А иначе бы мы ни Беломорканал не построили, ни БАМ не дотянули, не освоили бы целину и не возвели Днепрогэс! Все это было сделано только «на зубах», часто уже выбитых.
 Нам погорячее подавай, да чтобы до мяса губы опалить при поцелуе. Вот это будет любовь по-русски, а что именно любить – уже и не важно. В этой стране не важен результат, но важен процесс. Любовь – это не всегда именно дети, но почти всегда безумие и страсть!
 Нам, русским, пахать нужно не для всходов, а для борьбы с землей худосочной, нам дома ставить нужно, но не для того, чтобы в них жить, а чтобы как у людей. Да и подпалить будет чего, если вдруг враг подошел. Нам тренироваться следует всенепременно, и не потому, что боимся оказаться не готовыми к смертному бою, а для того, чтобы дурь паром из задницы… и цветы завяли!
 Не время сейчас сопли на кулак мотать, потому что война всегда где-то рядом с Россией. А если даже ее и нет, значит, врут нам враги – время выигрывают!
 Но самый главный враг нашей страны – это мы сами, коли забудем, для чего рождены мы в муках и что течет в наших жилах, кроме всякой дряни, нами выжранной!
 Поэтому тренируйтесь, укрепляйте Дух свой телесными нагрузками и исцеляйте его молитвою и постом. Опустите руки, впадете в уныние, и одолеет нас самый страшный враг – вялость и убогая инфантильность.
 Здесь, как мне видится, есть два достаточно независимых направления мышления и действия.
 Прежде всего, это спорт как система достижения максимального результата за счет создания наиболее благоприятных условий для соревновательной практики. Но не стоит забывать и о прикладной подготовке, в которой стержнем является уже упомянутый тезис Мао Цзэдуна: «Чем хуже, тем лучше».
 Смешивать два эти супа не есть полезно – могут получиться помои. Об этом мы часто и небезосновательно вещаем, но пока без особого толку!
 Но давайте теперь о спорте.
 Любому серьезному занятию предшествует вводная часть, то есть разминка, если по-безграмотному.
 Для чего, собственно, она нужна и какова продолжительность ее эффективного действия? Как можно добиться положительного результата, зная конечную цель и избегая стереотипной зависимости от предварительных «шаманских плясок»?
 Спортсмен должен знать, что он готов к бою, для этого он долгие годы тренируется, доверяет тренеру и его советам и… крутит по полчаса попой перед спаррингом, что есть скорее суеверный ритуал, требующий немало сил и грузящий психику. Представьте, что старая травма вдруг пошевелилась?!
 Если взглянуть на это с точки зрения физиологии, задача вводной части сводится к поднятию частоты сердечных сокращений до ста пятидесяти – ста восьмидесяти ударов в минуту и усилению притока крови к внутренним органам и мышцам. Причем серьезным делом вводную часть назвать нельзя, это всего лишь косметика, которая вроде как и нужна, но когда сильно хочется, то можно и наволочкой прикрыть.
 Здесь же начинается и подготовка психики, возведенная в самодостаточную величину.
 Наше знаменитое стояние на одном кулаке – это реальная борьба с самым страшным и коварным противником – с вашим тщедушным духом, который увешан грудами мышц и членом до колена, но все же ухитряется нашептать в ваше ухо: «Да ладно, падай, никто не заметит, тем более ты не первый».
 Так вот, наше, как всегда, «гениальное» решение вводной части позволяет добиться следующего:
 • в среднем за пять-десять минут обильно залить потом татами;
 • довести пульс до боевых величин;
 • верещать от ярости, что для воина задача номер раз;
 • абстрагироваться от действительности, оставаясь наедине с собственным ужасом, и научиться душить эту падлу;
 • укрепить ударные поверхности – кентосы и плечевой комплекс бьющей руки;
 • на раз сносить голову, причем не абстрактно, а именно в борьбе с более чем реальным противником.
 И нам это все очень нравится, правда, ребята?…
 Теперь немножечко о рукопашном бое, который не просто должен, но и обязан иметь место в системе боевой подготовки. Но какой именно рукопашный бой?
 А вот такой!
 Рукопашный бой нужен прежде всего для выработки навыков противодействия агрессору в жесточайших по своей негативности условиях, приближенных к боевым, и для укрепления психической составляющей боевой подготовки. Он незаменим при комплексной общей и специальной физической подготовке, необходим для отработки оказания квалифицированного сопротивления противоправным действиям, направленным на военнослужащего вне его служебных обязанностей.
 Неужто вы не понимаете, что я тут написал?!
 Для военнослужащего совсем не безразлично, в какой он находится физической форме, это наглядно показывает сегодняшняя кровавая возня на Кавказе. Солдатику с тоненькой шейкой и впалой грудью трудно воевать с бородатыми мордоворотами – это без комментариев. Солдата тренировать нужно настоящим образом, а не байки ему травить. Именно для этого, а не из-за гольно-го садизма и проводятся эти десятикилометровые марш-броски, и круговые бои, и полоса препятствий, и бои в абсолютной весовой категории, и психическая подготовка. Для этого и отрабатываются навыки боя без оружия. Именно боя!
 Ни одна из свежевыпеченных систем, называемых свежеоткопанными, благоприобретенными или исконно русскими, не может заменить даже примитивный армейский рукопашный бой и уж точно не сможет закалить психику и физику прикладным образом. Обратитесь в «Витязь», спросите, чего это краповые береты мордуют друг друга без косовороток и присядок, когда есть столько «исконно русских стилей»? Да, видимо, они воевать собираются, а не понты великорусские колотить!
 Может быть, эти парни не патриоты?
 Как только спецназовец снимает форму, он остается им только в душе, внешне превращаясь в обычного гражданина своей страны. Если в это время на него напали, то это не считается «нападением при исполнении». А отбиваться-то все равно придется. Размахивание удостоверениями – это очень по-женски, меня, честно говоря, от таких особей мужской породы блевать тянет.
 Если же вы решили сражаться именно со спецназовцем, у которого боевой приказ и оружие в руках, значит, у вас есть какой-то «план» и вы его упрямо курите. Впрочем, это тоже выбор, кто же вам запретит… Сражайтесь – вскрытие покажет, кто победил.
 Мне как-то позвонили из Москвы и предложили сняться в фильме про сверхъестественные способности советского солдата. Как я понял, я там буду на сладкое. Фильм продолжительностью примерно тридцать минут, моего времени там одна треть.
 Спросите, ну и зачем я об этом пишу?
 Дело в том, что я всегда настаивал, что если человек не может научить других тому, что умеет сам, то он бесполезен как минимум, а как максимум – у него мания величия или он очень хитрый обманщик. Это обстоятельство и подвигло меня на то, чтобы показать следующие смелые эксперименты:
 • тренинг пограничного состояния – знаменитая удавка «до ухода». Не волнуйтесь, я всегда возвращал назад всех – никто не замешкал на той стороне;
 • прием на голову и шею реальных ударов от реальной резиновой дубины;
 • перекаты по полу с весом на теле, превышающим триста килограммов;
 • полевая медицина, рассечение голени с последующим самозашиванием.
 Все это проделывалось живенько и с огоньком прямо перед объективом. У нас нет тайн.
 Вы не поняли разницу. Мы не клоуны и народ не смешим, да в общем-то и не смешили никогда. Все указанные вещи имеют сугубо практическое значение. Кстати, если вы можете научить человека тому же, чему учим мы, то я вполне вас уважаю, так как вы, скорее всего, заняты таким же ликбезом военного характера, как и мы.
 Когда фильм сняли, у меня решили взять часовое интервью о проблемах боевой подготовки, которое я вполне заумно и дал. Но все предварительно заказанные зверства были зарезаны цензурой компании, а жаль… Была бы людям какая-никакая польза.
 Теперь давайте без всяких критических выпадов, направленных куда-либо, определимся с самим понятием «боевая подготовка», дабы исключить его неуместное использование.
 Вот ее основные принципы.
 Боевая подготовка призвана комплексно подготовить бойца к выполнению перспективной боевой задачи. Она делится на базовую и тактическую. Все разделы боевой подготовки должны преподаваться в одном методическом ключе и иметь единую системную тактико-техническую базу для достижения эффекта «погружения».
 «Погружение» – в данном контексте это единые негативные по своей сути тактические вводные реактивного типа, заставляющие обучаемого ежесекундно находиться в состоянии повышенной готовности на протяжении всего курса.
 Результативность боевой подготовки в обязательном порядке проверяется тестами и контрольными задачами.
 Боевая подготовка требует бинарной оценки качества готовности бойца. Наличие комплексной боевой подготовки совершенно необходимо, так как это единственный способ подготовить сотрудника к реалиям выполнения боевых задач, минимизировав процесс его адаптации к реальностям боя.
 Боевая подготовка состоит из следующих дисциплин:
 1) тактика – индивидуальная, групповая, средства коммуникации и связи, наблюдения и контрнаблюдения;
 2) огневая подготовка;
 3) рукопашный бой и психический тренинг;
 4) специальная физическая подготовка;
 5) парамедицина.
 Основными предметами являются тактика и огневая подготовка, построенные на более чем проверенной программе обучения, принятой в данном ведомстве.
 В конце учебного курса боец обязан сдать экзамены и выполнить групповую или индивидуальную учебно-боевую задачу. Итогом обучения будет комплексная оценка. Проходной бал определит возможность зачисления этого человека в штат подразделения.
 Все, что сказано выше, характерно прежде всего для подготовки «стрелка», вне зависимости от ведомственной принадлежности.
 Поверьте: для эффективного преподавания недостаточно нанять в инструкторы тренера по стендовой стрельбе, боксера, акушерку и парня, который где-то воевал. Если, конечно, мы уверены в том, что подготовленный сотрудник – мотивированный, тактически подго —
 (в скане, к сожалению, отсутствуют 74 и 75 страницы)
 нужны бегуны, если я боевой пловец из того же огорода – маленькие и координированные, если я омоновец, мне нужны костоломы не ниже меня и не легче ста двадцати килограммов.
 Самое большое удивление было у меня, когда я тренировал подразделение УФСБ по Челябинской области.
 Где взяли этих слонов и чем их кормят?!
 Я так и не понял остроумия, проявленного при наборе в подразделение контртеррора таких «целей». Зато вот снайпер там был!… От него «сырой землей» за версту несет. Ох, и глазки, уж на что я не гимназистка… Маленький такой майор-убивец – весь в орденах.
 Это все я к тому, что отбор личного состава сильно зависит от ведомства и перспективных задач. Где-то нужны волевые ребята, где-то придется пару лет бегать по зеленке, набитой абреками, и «подметать там, где намусорили». В этой работе нет места перспективному развитию. Если оценка «четыре» – тренируйся: пока тебе рано в поле с остальными, а главное в том, что это опасно для всей группы! Даже если ты жопой окурки тушишь и стекла оконные на спор ешь.
 Что, я забыл о подготовке психики? Да Господь с вами! Я ли не верещу на каждом углу, что это краеугольный камень любого экстремального процесса? Я ли не сплачиваю каждую группу буквально на крови? Я ли не готов личным примером доказать правоту наших идей – и это не Дух?
 Наверное, я слишком разболтался и размазал смысл колором… А заключается этот самый смысл психической подготовки прежде всего в воспитании истинного патриотизма.
 Но при этом нельзя не спросить: патриотизм по отношению, пардон, к чему? К стране, которая сдергивает тебя с плеч откупившихся бандитов, препирается, кому именно давать команду на штурм в Буденновске, к стране, которая подставляет спецуру, обосравшись в медобес-печении «Норд-Оста», и платит бойцу, отдающему за нее жизнь, зарплату, сравнимую с оплатой труда мальчика у шлагбаума?
 Нет, уважаемые, ту страну, за которую не грех и сдохнуть задаром, мы еще должны построить, а вот сейчас у нас есть тест на профпригодность, о котором стоит упомянуть.
 Вы хотите стать бойцом подразделения, потому что…
 а) вы патологический садист;
 б) вы беззаветно любите Родину;
 в) вы узкий профессионал и ничего другого не умеете делать так хорошо;
 г) вас устраивает зарплата;
 д) вы ищете карьерного роста в силовом ведомстве и решили начать с самой трудной должности.
 Ваш выбор?…
 Давайте-ка пройдемся по этим пунктам.
 Патологические садисты в идеале лежат в больничке в рубашках с длинными рукавами, и им заботливо вкалывают ежедневную дозу сульфы. Никакого отношения к спецназу эти субчики не имеют права иметь!
 Беззаветная любовь к Родине не измеряется, не поддается тестированию и мониторингу. Сегодня парень ее любит, а завтра маму выкинули из коммуналки за неуплату – так уже и не любит. Это чувство нестабильно по времени, в реалиях нашей жизни оно настораживает своей бинарностью.
 Профессионализм, как и любая другая узость подобного рода, есть следствие ограниченности. А ограниченность – противопоказание для службы в подразделениях, где требуется широкий арсенал знаний. Более того, подразделение обязано готовить профессионалов, а не разыскивать их по биржам труда. Как говаривал один алкаш в нашем батальоне: «Выгонят из армии, уйду в ментовку, выгонят из ментовки, уйду в пожарные, но работать не буду!» Вот вам и узкий профи!
 Если человека устраивает зарплата, то он в курсе цен на рынке, значит, имеет опыт службы. Зарплата – крайне стабильная категория, она не может столь мобильно меняться, как идеологические и прочие душевные переживания. Это самый предпочтительный выбор.
 Карьерист приходит в подразделение с целью пройтись по головам. Какое отношение это имеет к спецназу, неужели предыдущего стукача в бою потеряли? А почему пуля в затылок прилетела?… Ах, он на попу в бою часто глядел?…
 Вот и выходит, что чем примитивнее мотивация, чем приземленнее цели, тем они более стабильны и читаемы. Другое дело, что практически все сегодняшние спецподразделения, судя по их зарплате, служат… из любви к Родине. С соответствующим любительским уровнем боевой готовности.
 Что вы, это я не о вас, я вообще никого не хотел задеть.
 Рабинович на призывном пункте, вдалеке грохочет китайская канонада, в Екатеринбурге темнеет.
 – Гражданин Рабинович?…
 – В общем, да.
 – Родину любите?
 – Люблю.
 – А жизнь за нее отдадите?
 – Так я ее за деньги люблю, может, я просто с нее меньше брать буду, а?…
 Я никогда не обращал особого внимания на то, что именно, как и зачем исполняют коллеги в показательных фильмах и рекламных роликах. Мало ли что у кого накипело и просится в эфир. Однако вдруг стал с поразительной частотой замечать «удивительное рядом», причем никогда не видел ничего сверхъестественного вживую. Все, что видено мною из реально действующего, есть более чем объяснимая техника, положенная на предпочтительную тактику.
 Нужны ли для реальных систем мордобоя эдакие «заоблачные высоты», указанные старшими товарищами?
 Давайте подумаем и разберемся в этом.
 У любого вида подготовки должна быть своя идеология. То есть это система подготовки для того-то и того-то, она отличается от всех остальных тем-то и тем-то, а это позволяет реализовывать свой боевой потенциал, используя такие-то навыки и приемы. Подставьте сюда определения из любой известной вам системы, и вы сумеете рассказать про нее любому австралопитеку, случись такая встреча по пьянке.
 Если идеология существует, то должны быть некие ориентиры, к которым, видимо, захотят стремиться последователи. Вот здесь и расцветают пышным цветом сорок семь быков, убиенных Оямой Сосаем, дематериализация Уэсибы О Сенсея, стояние на одном пальце вверх ногами (забыл, кстати, как звать этого китайца), бесконтактные бои одного русского гения и прочие метафизические проявления внеземных цивилизаций, точнее, лучезарное свечение, испускаемое различными частями тела господ небожителей, по совместительству отцов-основателей.
 Зачем же нужны эти вещи, которые запечатлены на фото, иногда на видео и никогда не показываются всуе, – для форсу бандитского и «веселия для»?!
 А затем, чтобы пылкий ум потенциального «сырья» вдруг спросил себя:
 – Я лох?!
 – Нет, я не лох, я вон какой умный, и глаза у меня смышленые!
 – Значит, меня развести никто не рискнет?
 – Конечно!
 – Так получается, что этот человек с реальной фамилией и реальной пропиской и в самом деле умеет делать то, что показывает. Не может же взрослый человек врать! Тем более мне – такому умному!
 И легенда начинает множиться, булькая в коллективном разуме приближенных к чуду.
 Штирлиц, выпав из окна, чудом зацепился за карниз, на следующий день чудо опухло и мешало ходить.
 Нужны ли чудеса для армейского рукопашного боя, для самбо, для бокса – кто скажет, что это не работающие системы подготовки?!
 Чудеса и завлекалочки нужны там, где есть явная нехватка реальности, а посему требуется продать «сырью» билет на приобщение к мистическому знанию и таинственным силам. Если первоисточник недосягаем в своих проявлениях, если кроме него никто не может повторить им сделанного, если система не обучает людей реальным и понятным знаниям, то она построена для чего угодно, но не для обучения.
 Если в институте нет выпускников, то в нем не было и студентов… А если выпускник не готов даже рискнуть стать ректором, то он ни хрена ничего не знает!
 Сектантство – очень удобная модель для безбедного существования «абсолюта» и его купания в лучах обожания.
 Многим коллегам не стыдно. Господь им судья…
 Вы спросите: а зачем это одна лысая образина резала канаты, прокалывала стаканчики, висела в петлях, зашивала ноги, отрубала горлышки прямым и лоу, пробивала кулаком сиськи и стреляла на рекорд Министерства обороны?
 Мы задираем наши планки лишь для того, чтобы показать нашим ребятам, чего они могут добиться при мужественном отношении к жизни и героическом труде. Все, что было проделано в части «веселых картинок» мною и моими товарищами, вполне по силам любому реально тренированному человеку, просто мы иногда чуть лучше тренированы. Тайна необходима татарской невесте в первую брачную ночь, когда с девственностью незадача, а батыру нужно как-то все объяснить.
 Во всех остальных случаях на наших улицах нет никаких тайн. На них побеждает не тот, кто верует в божественный образ очередного наставника, а тот, кто пашет и соревнуется в своих умениях.
 Отсутствие соревновательных поединков по правилам, принятым в данном стиле, есть еще один явный признак разводилова!
 Зачем я написал все это?
 Наверное, затем, чтобы заявить, что я не верю ни в одну материю, которую нельзя измерить, потрогать или получить ею по морде. Если кому-то интересно мое мнение, конечно!…
 Никаких фокусов нет и не может быть там, где все лаконично и ясно, без мистики и тайны, и уровень вашей готовности проверят буквально на первенстве ЖЭУ № 7 или в реальной драке, в бою.
 Спрашиваешь у господ иллюзионистов:
 – А почему вы все так медленно делаете, по каким правилам сражаетесь и когда пройдут ваши соревнования?
 И слышишь до боли одинаковый ответ:
 – У нас нет соревнований и реальных скоростей, потому что в этом случае мы убьем противника!
 Извините, сердешные, а откуда вы знаете, что именно убьете? Что, неужели уже были случаи?
 Желчи в моих словах почти нет, я просто мечтаю посмотреть на то, что получится у некоторых настав-ничков, честно шаманящих в избранной утопии. Меня бесит мистификация, создаваемая для поднятия градуса истерии вокруг какого-либо стиля. Ну зачем же применять приемы, столь оскорбительные для верящих вам людей?
 Любое лукавство нечистоплотно. Делаешь фокусы – так честно признайся, что ты иллюзионист, стремящийся к наживе, но не смей называть себя волшебником!
 Так, меня просто оскорбляют своим трюкачеством прекрасно подготовленные «типа монахи, типа из Шао-линя» – гимнасты и акробаты мирового уровня, демонстрирующие столь дешевые трюки, что показать их сможет любой курящий пацан, случись у него тренер на пару часов. И это Шаолинь?! Нет, уважаемые, это клоуны на базарной площади, а не легендарные бойцы!
 Прошу прощения, если кто воспринял сей порыв за критику. Я всего лишь высказал частное мнение о тиражируемых видеоматериалах – не более! В любом случае прошу прощения, если кто раздражен.
 Мы тренируемся, работаем и деремся не за абстрактные или сторонние идеи, а за себя, за свое понимание окружающего мира. Даже если мы делаем что-либо для этого мира и не требуем «оплаты», то это означает, что мы всего лишь столь уверены в своей правоте, что готовы утверждать ее за свой счет.
 Да, нельзя забывать о чувстве меры в самолюбовании собственным «я». Необходимо соизмерить собственную потенцию с общественными нормами поведения, ответить себе на очень простой вопрос: «зачем?» Ну и вперед – тешить себя изготовлением учеников, бить самовлюбленно морды за то, что человек, по вашему мнению, оскорбил этот мир своим запахом, цветом и формой поведения. Принимайтесь пахать для удовлетворения своих низменных потребностей, типа «чем, интересно, я завтра унитаз испачкаю при таком-то рационе?!».
 Можно, конечно, уйти от мира, поедать коренья и подосиновики или саранчу и дикий мед в зависимости от природных условий региона. Это тоже выход, но опять-таки только для себя!
 Вот и приходится сознавать, что проявление любви к ближнему в нашем испорченном деньгами мире – это скорее форма соития, чем проявление платонических или христианских порывов.
 А жаль!
 Поверили…
 А ВЕДЬ Я ВРУ! ВРУ ОГОЛТЕЛО!!!
 Не нужны мне ученики для самоутверждения тренера-придурка, а уж если пришли, то я всего лишь хорошо сделаю свою работу и спрошу с них по совести – не для себя, а для того, чтобы, придя в этот мир, они смогли с чистой совестью мужественно противопоставить его алчности и эгоизму знания, полученные ценой собственной крови!
 Это мнение мое – и не факт, что правильное. Каждый специалист имеет право на собственное мнение, тем более если оно базируется на реальном прикладном опыте.
 Есть такой классический пример из бодигардинга.
 Телохранитель обслуживал VIPa где-то в Латинской Америке. Народ там темпераментный до крайних пределов, это же определение относилось и к охраняемой персоне – его неугомонность, неуправляемость и непоседливость превышали все разумные пределы. Так вот, когда возникла реальная alarm-ситуация, телохранитель, работавший на первом номере, взял свой «мешок» за ухо и дернул вниз, слегка его оторвав. VIP визжал как резаный, скрючился, чем уменьшил силуэт цели, и лежал под охраной довольно смирно. Теперь этот бодигард преподает и совершенно уверен в том, что нет другого пути уложить под себя «мешок» иначе, как оторвав ему ухо, которое потом все равно пришьют.
 Эту забавную историю я поведал исключительно для того, чтобы вы, господа, не замыкались в рамках чужого опыта – вашего покорного слуги в том числе, а искали и находили свои пути и тактические шаги.
 Вот, к примеру, я бы никогда не стал убегать – даже для спасения – от самых страшных в мире разбойников. Объясню почему.
 Я не знаю, что имеется у них карманах, соответственно, не знаю, что прилетит мне в спину.
 Психологически подобные ситуации делят людей на два антагонистических типа: охотники и дичь. Охотники догоняют, а дичь, ясен пень, убегает. Беда в том, что даже если дичь кусается и царапается, это не означает, что она перестала быть дичью. Определение, кто есть кто, происходит в первые несколько секунд. Так вот, я предпочитаю не давать оппонентам даже умозрительных шансов заподозрить во мне «куропатку».
 Хотя настойчиво повторюсь, что это лично мое мнение – причем не обязательно правильное.


Поиск

             
Друзья сайта
Весь боевой интернет
       




Киокусин кан Ренмей


НОВОСТИ
                    

      
                                                                                                                                                                                                                                                                                
Copyright MyCorp © 2017
Аккаунт gadun1980